Яхимович, Андрей Милорьевич. Андрей яхимович цемент


Яхимович, Андрей Милорьевич — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Яхимович. Основная информацияИмя при рожденииПолное имяДата рожденияМесто рожденияДата смертиМесто смертиГоды активностиСтранаПрофессииПевческий голосИнструментыЖанрыПсевдонимыКоллективыСотрудничествоЛейблыНаградыАвтограф[http://gruppacement.lv gruppacement.lv]Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).[[s:Ошибка Lua в Модуль:Wikidata/Interproject на строке 17: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).|Произведения]] в Викитеке
Андрей ЯхимовичОшибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
267x400px Андрей Яхимович в составе группы «Цемент»

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Яхимович Андрей Милорьевич

19 октября 1959(1959-10-19) (58 лет)

Ленинград

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

с Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value). по Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

СССР22x20px СССР Россия22x20px РоссияЛатвия22x20px Латвия

поэт, композитор, вокалист

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

гитара, губная гармоника, ударные

рок, хард-рок, панк-рок, кантри, блюз, гаражный рок, неоконформизм

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Поезд ушёлЦемент

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Андрей Милорьевич Яхимович (латыш. Andrejs Jahimovičs, род. 19 октября 1959 года[1], Ленинград) — советский и латвийский рок-музыкант. Известен как солист групп «Поезд ушёл» и «Цемент». Один из основателей и бессменный президент Рижского рок-клуба.

Биография

Родился в Ленинграде. Мать — коренная петербурженка, отец — коренной рижанин. Через год после рождения Андрея семья переехала в Латвийскую ССР. Отец Яхимовича Милорий работал на фабрике музыкальных инструментов.

В 14 лет Андрей начал играть на гитаре, с помощью отца освоил игру на барабанах. В 70-е и 80-е годы солировал в группах «Billy-Dilly» и «Сельский час».

В 1983 году вошёл в состав русскоязычной рижской хард-рок-группы «Поезд ушёл», в которой был неиграющим вокалистом на пару с основным вокалистом, гитаристом и автором песен Геннадием Эдельштейном. Группа записала единственный альбом, который не только прославил группу в Латвии и РФ, но и способствовал её занесению в «чёрные списки» групп, не рекомендованных к прослушиванию Управлением культуры.

В 1985 году «Поезд ушёл» прекратил своё существование. На обломках коллектива была основана группа «Цемент», первоначально исполнявшая переработанные в стилях блюз и кантри песни советских композиторов, а затем включившая в репертуар и собственные песни. На пару с Яхимовичем солисткой группы была Леонора Гнедлер. Первые выступления «Цемента» проходили в рок-кафе «Saxofon» и «Аллегро». В 1987 году «Цемент» стал одним из главных участников I фестиваля Рижского рок-клуба, а также выступил на двух крупнейших независимых рок-фестивалях СССР: в июне — в Черноголовке и в сентябре — на знаменитом Подольском рок-фестивале; это выступление считается одним из самых удачных и известных в истории «Цемента».

Выстроился великолепный роковой звук, вылез на полную мощь (что редкость) исполненный прелестного язвительного интонирования вокал Яхимовича, невидимыми змеями носились драйва. Масистый басист Гена Кривченков подпрыгивал от упругости звука, как мяч, и с вожделением шевелил черными усами. Зал пронзали как заезженные «Лесорубы», так и хиты'87 — «Я виноват», супер-блюз «Тундра» и т. п. И совершенно уж потрясающе прозвучала совсем новая композиция — очередной неоконформистский опус рижан в лице пахмутовской «Надежды», метко посвященной Яхимом внутриполитической ситуации московского рока. В свете этого строки «Здесь на неизведанном пути ждут замысловатые сюжеты» превратились в откровение века. В целом в Подольске «Цемент» выдал, кажется, лучший концерт за всю свою историю: и в Черноголовке, и в Риге он выглядел, на мой взгляд, куда менее выразительно.[2]

Популярность группы была закреплена магнитоальбомами «С песней пожизненно» и «Тундра», а композиции «Тундра», «Напьюсь-добьюсь», «Мой папа — алкоголик» и другие сделали группе имя.

В середине 1990-х годов «Цемент» перестал выступать с регулярными концертами, но при этом продолжал записывать альбомы, не имеющие былого успеха. Андрей Яхимович начал работать ведущим на латвийских радиостанциях.

В 2012 году «Цемент» возобновил концертную деятельность и начал периодически выступать в российских городах. В 2013 году альбомы «Цемента» были переизданы музыкальным издательством «Геометрия».

Дискография

Поезд ушёл

  • …В замочную скважину (1984)
  • В натуре… (запись концертов в ДК «Dzintarpils» и ДК «Kaija») (1983-84)

Цемент

  • С песней пожизненно (1985)
  • Тундра (1987)
  • Выступление на Подольском рок-фестивале (1987)
  • Концерт в Риге (1987)
  • Концерт в ДК МЭИ (1988)
  • Концерт в ДК Чкалова (Новосибирск) (1988)
  • Концерт памяти Джона Леннона (концерт в ДК им. Дзержинского, Минск) (1990)
  • Миграция (1994)
  • Кругом вода (1996)
  • Сухие смеси (1997)
  • Los Plagiatos (1997-98)
  • По чесноку (2005) (юбилейный концерт в клубе «Spalvas Pa Gaisu», Рига) (DVD)
  • Антология (2013) (бокс-сет — CD «С песней пожизненно», «Тундра», «Кругом вода», «Миграция» + «Los Plagiatos», DVD «По чесноку»)http://www.nneformat.ru/reviews/?id=7618
  • *ЦЕМЕНТ - "33"(2014) http://www.nneformat.ru/reviews/?id=7876

Напишите отзыв о статье "Яхимович, Андрей Милорьевич"

Примечания

  1. ↑ Согласно скану загранпаспорта, использованному в оформлении CD «Миграция» (бокс-сет «Цемент. Антология», музыкальное изд-во «Геометрия», 2013, GEO 055 CD)
  2. ↑ [http://soviet-rock.ru/page.php?id=236 С. Гурьев «Занесли кони вороные…» (к двадцатилетию Подольского рок-фестиваля)]

Ссылки

  • [http://gruppacement.lv/o-gruppe/andrey-jahimovich/ Об Андрее Яхимовиче на Официальном сайте группы «ЦЕМЕНТ»]
  • К. Худенко, [http://www.subbota.com/culture/theme/persona/1235-2012-05-30-mu004.html «Цемент» собирает друзей], Суббота, 30.05.2012
  • U. Rudaks, [http://www.diena.lv/izklaide/muzika/rokkluba-25-atceres-koncerts-636884 Rokkluba 25.atceres koncerts], Diena, 14.11.2008

Литература

  • Троицкий А. Энциклопедия русского рока
  • Алексеев А., Бурлака А., Сидоров А. [http://www.asksong.narod.ru/rockbook/cement.htm Кто есть кто в советском роке. Иллюстрированная энциклопедия отечественной рок-музыки]. — М.: МП «Останкино», 1991.
  • Кушнир А. [http://www.rockanet.ru/100/45.phtml «Поезд ушел. …В замочную скважину (1984)». «100 магнитоальбомов советского рока»]. — М.: «Аграф, Крафт+», 2003.

Отрывок, характеризующий Яхимович, Андрей Милорьевич

Отец, ничего не понимая, оглядывался по сторонам, как вдруг увидев своё израненное тело и хлопочущих вокруг него врачей, схватился обеими руками за голову и тихо взвыл... Было очень странно наблюдать такого большого и сильного взрослого человека в таком диком ужасе созерцавшего свою смерть. Или может, именно так и должно было происходить?.. Потому, что он, в отличие от детей, как раз-то и понимал, что его земная жизнь окончена и сделать, даже при самом большом желании, уже ничего больше нельзя... – Папа, папочка, разве ты не рад? Ты же можешь видеть нас? Можешь ведь?.. – счастливо верещала, не понимая его отчаяния, дочка. А отец смотрел на них с такой растерянностью и болью, что у меня просто разрывалось сердце... – Боже мой, и вы тоже?!.. И вы?.. – только и мог произнести он. – Ну, за что же – вы?! В машине скорой помощи три тела уже были закрыты полностью, и никаких сомнений больше не вызывало, что все эти несчастные уже мертвы. В живых осталась пока одна только мать, чьему «пробуждению» я честно признаться, совсем не завидовала. Ведь, увидев, что она потеряла всю свою семью, эта женщина просто могла отказаться жить. – Папа, папа, а мама тоже скоро проснётся? – как ни в чём не бывало, радостно спросила девчушка. Отец стоял в полной растерянности, но я видела, что он изо всех сил пытается собраться, чтобы хоть как-то успокоить свою малышку дочь. – Катенька, милая, мама не проснётся. Она уже не будет больше с нами, – как можно спокойнее произнёс отец. – Как не будет?!.. Мы же все в месте? Мы должны быть в месте!!! Разве нет?.. – не сдавалась маленькая Катя. Я поняла, что отцу будет весьма сложно как-то доступно объяснить этому маленькому человечку – своей дочурке – что жизнь для них сильно изменилась и возврата в старый мир не будет, как бы ей этого не хотелось... Отец сам был в совершенном шоке и, по-моему, не меньше дочери нуждался в утешении. Лучше всех пока держался мальчик, хотя я прекрасно видела, что ему также было очень и очень страшно. Всё произошло слишком неожиданно, и никто из них не был к этому готов. Но, видимо, у мальчонки сработал какой-то «инстинкт мужественности», когда он увидел своего «большого и сильного» папу в таком растерянном состоянии, и он, бедняжка, чисто по мужски, перенял «бразды правления» из рук растерявшегося отца в свои маленькие, трясущиеся детские руки... До этого я никогда не видела людей (кроме моего дедушки) в настоящий момент их смерти. И именно в тот злосчастный вечер я поняла, какими беспомощными и неподготовленными люди встречают момент своего перехода в другой мир!.. Наверное страх чего-то совершенно им неизвестного, а также вид своего тела со стороны (но уже без их в нём присутствия!), создавал настоящий шок ничего об этом не подозревавшим, но, к сожалению, уже «уходящим» людям. – Папа, папа, смотри – они нас увозят, и маму тоже! Как же мы теперь её найдём?!.. Малышка «трясла» отца за рукав, пытаясь обратить на себя его внимание, но он всё ещё находился где-то «между мирами» и никакого внимания на неё не обращал... Я была очень удивлена и даже разочарована таким недостойным поведением её отца. Каким бы испуганным он не был, у его ног стоял малюсенький человечек – его крохотная дочурка, в глазах которой он был «самым сильным и самым лучшим» папой на свете, в чьём участии и поддержке она в данный момент очень нуждалась. И до такой степени раскисать в её присутствии, по моему понятию, он просто не имел никакого права... Я видела, что эти бедные дети совершенно не представляют, что же им теперь делать и куда идти. Честно говоря, такого понятия не имела и я. Но кому-то надо было что-то делать и я решила опять вмешаться в может быть совершенно не моё дело, но я просто не могла за всем этим спокойно наблюдать. – Простите меня, как вас зовут? – тихо спросила у отца я. Этот простой вопрос вывел его из «ступора», в который он «ушёл с головой», будучи не в состоянии вернуться обратно. Очень удивлённо уставившись на меня, он растерянно произнёс: – Валерий... А откуда взялась ты?!... Ты тоже погибла? Почему ты нас слышишь? Я была очень рада, что удалось как-то его вернуть и тут же ответила: – Нет, я не погибла, я просто шла мимо когда всё это случилось. Но я могу вас слышать и с вами говорить. Если вы конечно этого захотите. Тут уже они все на меня удивлённо уставились... – А почему же ты живая, если можешь нас слышать? – поинтересовалась малышка. Я только собралась ей ответить, как вдруг неожиданно появилась молодая темноволосая женщина, и, не успев ничего сказать, опять исчезла. – Мама, мама, а вот и ты!!! – счастливо закричала Катя. – Я же говорила, что она придёт, говорила же!!! Я поняла, что жизнь женщины видимо в данный момент «висит на волоске», и её сущность на какое-то мгновение просто оказалась вышибленной из своего физического тела. – Ну и где же она?!.. – расстроилась Катя. – Она же только что здесь была!.. Девочка видимо очень устала от такого огромного наплыва самых разных эмоций, и её личико стало очень бледным, беспомощным и печальным... Она крепко-накрепко вцепилась в руку своему брату, как будто ища у него поддержки, и тихо прошептала: – И все вокруг нас не видят... Что же это такое, папа?.. Она вдруг стала похожа на маленькую, грустную старушечку, которая в полной растерянности смотрит своими чистыми глазами на такой знакомый белый свет, и никак не может понять – куда же теперь ей идти, где же теперь её мама, и где теперь её дом?.. Она поворачивалась то к своему грустному брату, то к одиноко стоявшему и, казалось бы, полностью ко всему безразличному отцу. Но ни один из них не имел ответа на её простой детский вопрос и бедной девчушке вдруг стало по-настоящему очень страшно....

o-ili-v.ru

Яхимович, Андрей Милорьевич Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Яхимович. Основная информацияПолное имяДата рожденияМесто рожденияСтранаПрофессииИнструментыЖанрыКоллективыgruppacement.lv
Андрей Яхимович
Андрей Яхимович в составе группы «Цемент»

Яхимович Андрей Милорьевич

19 октября 1959(1959-10-19) (58 лет)

Ленинград

СССР СССР Россия РоссияЛатвия Латвия

поэт, композитор, вокалист

гитара, губная гармоника, ударные

рок, хард-рок, панк-рок, кантри, блюз, гаражный рок, неоконформизм

Поезд ушёлЦемент

Андрей Милорьевич Яхимович (латыш. Andrejs Jahimovičs, род. 19 октября 1959 года[1], Ленинград) — советский и латвийский рок-музыкант. Известен как солист групп «Поезд ушёл» и «Цемент». Один из основателей и бессменный президент Рижского рок-клуба.

Биография

Родился в Ленинграде. Мать — коренная петербурженка, отец — коренной рижанин. Через год после рождения Андрея семья переехала в Латвийскую ССР. Отец Яхимовича Милорий работал на фабрике музыкальных инструментов.

В 14 лет Андрей начал играть на гитаре, с помощью отца освоил игру на барабанах. В 70-е и 80-е годы солировал в группах «Billy-Dilly» и «Сельский час».

В 1983 году вошёл в состав русскоязычной рижской хард-рок-группы «Поезд ушёл», в которой был неиграющим вокалистом на пару с основным вокалистом, гитаристом и автором песен Геннадием Эдельштейном. Группа записала единственный альбом, который не только прославил группу в Латвии и РФ, но и способствовал её занесению в «чёрные списки» групп, не рекомендованных к прослушиванию Управлением культуры.

В 1985 году «Поезд ушёл» прекратил своё существование. На обломках коллектива была основана группа «Цемент», первоначально исполнявшая переработанные в стилях блюз и кантри песни советских композиторов, а затем включившая в репертуар и собственные песни. На пару с Яхимовичем солисткой группы была Леонора Гнедлер. Первые выступления «Цемента» проходили в рок-кафе «Saxofon» и «Аллегро». В 1987 году «Цемент» стал одним из главных участников I фестиваля Рижского рок-клуба, а также выступил на двух крупнейших независимых рок-фестивалях СССР: в июне — в Черноголовке и в сентябре — на знаменитом Подольском рок-фестивале; это выступление считается одним из самых удачных и известных в истории «Цемента».

Выстроился великолепный роковой звук, вылез на полную мощь (что редкость) исполненный прелестного язвительного интонирования вокал Яхимовича, невидимыми змеями носились драйва. Масистый басист Гена Кривченков подпрыгивал от упругости звука, как мяч, и с вожделением шевелил черными усами. Зал пронзали как заезженные «Лесорубы», так и хиты'87 — «Я виноват», супер-блюз «Тундра» и т. п. И совершенно уж потрясающе прозвучала совсем новая композиция — очередной неоконформистский опус рижан в лице пахмутовской «Надежды», метко посвященной Яхимом внутриполитической ситуации московского рока. В свете этого строки «Здесь на неизведанном пути ждут замысловатые сюжеты» превратились в откровение века. В целом в Подольске «Цемент» выдал, кажется, лучший концерт за всю свою историю: и в Черноголовке, и в Риге он выглядел, на мой взгляд, куда менее выразительно.[2]

Популярность группы была закреплена магнитоальбомами «С песней пожизненно» и «Тундра», а композиции «Тундра», «Напьюсь-добьюсь», «Мой папа — алкоголик» и другие сделали группе имя.

В середине 1990-х годов «Цемент» перестал выступать с регулярными концертами, но при этом продолжал записывать альбомы, не имеющие былого успеха. Андрей Яхимович начал работать ведущим на латвийских радиостанциях.

В 2012 году «Цемент» возобновил концертную деятельность и начал периодически выступать в российских городах. В 2013 году альбомы «Цемента» были переизданы музыкальным издательством «Геометрия».

Дискография

Поезд ушёл

  • …В замочную скважину (1984)
  • В натуре… (запись концертов в ДК «Dzintarpils» и ДК «Kaija») (1983-84)

Цемент

  • С песней пожизненно (1985)
  • Тундра (1987)
  • Выступление на Подольском рок-фестивале (1987)
  • Концерт в Риге (1987)
  • Концерт в ДК МЭИ (1988)
  • Концерт в ДК Чкалова (Новосибирск) (1988)
  • Концерт памяти Джона Леннона (концерт в ДК им. Дзержинского, Минск) (1990)
  • Миграция (1994)
  • Кругом вода (1996)
  • Сухие смеси (1997)
  • Los Plagiatos (1997-98)
  • По чесноку (2005) (юбилейный концерт в клубе «Spalvas Pa Gaisu», Рига) (DVD)
  • Антология (2013) (бокс-сет — CD «С песней пожизненно», «Тундра», «Кругом вода», «Миграция» + «Los Plagiatos», DVD «По чесноку») http://www.nneformat.ru/reviews/?id=7618
  • 33 (2014) http://www.nneformat.ru/reviews/?id=7876

Примечания

Ссылки

Литература

wikiredia.ru

Яхимович, Андрей Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Яхимович. Основная информацияПолное имяДата рожденияМесто рожденияСтранаПрофессииИнструментыЖанрыКоллективыgruppacement.lv
Андрей Яхимович
Андрей Яхимович в составе группы «Цемент»

Яхимович Андрей Милорьевич

19 октября 1959(1959-10-19) (58 лет)

Ленинград

СССР СССР Россия РоссияЛатвия Латвия

поэт, композитор, вокалист

гитара, губная гармоника, ударные

рок, хард-рок, панк-рок, кантри, блюз, гаражный рок, неоконформизм

Поезд ушёлЦемент

Андрей Милорьевич Яхимович (латыш. Andrejs Jahimovičs, род. 19 октября 1959 года[1], Ленинград) — советский и латвийский рок-музыкант. Известен как солист групп «Поезд ушёл» и «Цемент». Один из основателей и бессменный президент Рижского рок-клуба.

Биография

Родился в Ленинграде. Мать — коренная петербурженка, отец — коренной рижанин. Через год после рождения Андрея семья переехала в Латвийскую ССР. Отец Яхимовича Милорий работал на фабрике музыкальных инструментов.

В 14 лет Андрей начал играть на гитаре, с помощью отца освоил игру на барабанах. В 70-е и 80-е годы солировал в группах «Billy-Dilly» и «Сельский час».

В 1983 году вошёл в состав русскоязычной рижской хард-рок-группы «Поезд ушёл», в которой был неиграющим вокалистом на пару с основным вокалистом, гитаристом и автором песен Геннадием Эдельштейном. Группа записала единственный альбом, который не только прославил группу в Латвии и РФ, но и способствовал её занесению в «чёрные списки» групп, не рекомендованных к прослушиванию Управлением культуры.

В 1985 году «Поезд ушёл» прекратил своё существование. На обломках коллектива была основана группа «Цемент», первоначально исполнявшая переработанные в стилях блюз и кантри песни советских композиторов, а затем включившая в репертуар и собственные песни. На пару с Яхимовичем солисткой группы была Леонора Гнедлер. Первые выступления «Цемента» проходили в рок-кафе «Saxofon» и «Аллегро». В 1987 году «Цемент» стал одним из главных участников I фестиваля Рижского рок-клуба, а также выступил на двух крупнейших независимых рок-фестивалях СССР: в июне — в Черноголовке и в сентябре — на знаменитом Подольском рок-фестивале; это выступление считается одним из самых удачных и известных в истории «Цемента».

Выстроился великолепный роковой звук, вылез на полную мощь (что редкость) исполненный прелестного язвительного интонирования вокал Яхимовича, невидимыми змеями носились драйва. Масистый басист Гена Кривченков подпрыгивал от упругости звука, как мяч, и с вожделением шевелил черными усами. Зал пронзали как заезженные «Лесорубы», так и хиты'87 — «Я виноват», супер-блюз «Тундра» и т. п. И совершенно уж потрясающе прозвучала совсем новая композиция — очередной неоконформистский опус рижан в лице пахмутовской «Надежды», метко посвященной Яхимом внутриполитической ситуации московского рока. В свете этого строки «Здесь на неизведанном пути ждут замысловатые сюжеты» превратились в откровение века. В целом в Подольске «Цемент» выдал, кажется, лучший концерт за всю свою историю: и в Черноголовке, и в Риге он выглядел, на мой взгляд, куда менее выразительно.[2]

Популярность группы была закреплена магнитоальбомами «С песней пожизненно» и «Тундра», а композиции «Тундра», «Напьюсь-добьюсь», «Мой папа — алкоголик» и другие сделали группе имя.

В середине 1990-х годов «Цемент» перестал выступать с регулярными концертами, но при этом продолжал записывать альбомы, не имеющие былого успеха. Андрей Яхимович начал работать ведущим на латвийских радиостанциях.

В 2012 году «Цемент» возобновил концертную деятельность и начал периодически выступать в российских городах. В 2013 году альбомы «Цемента» были переизданы музыкальным издательством «Геометрия».

Дискография

Поезд ушёл

  • …В замочную скважину (1984)
  • В натуре… (запись концертов в ДК «Dzintarpils» и ДК «Kaija») (1983-84)

Цемент

  • С песней пожизненно (1985)
  • Тундра (1987)
  • Выступление на Подольском рок-фестивале (1987)
  • Концерт в Риге (1987)
  • Концерт в ДК МЭИ (1988)
  • Концерт в ДК Чкалова (Новосибирск) (1988)
  • Концерт памяти Джона Леннона (концерт в ДК им. Дзержинского, Минск) (1990)
  • Миграция (1994)
  • Кругом вода (1996)
  • Сухие смеси (1997)
  • Los Plagiatos (1997-98)
  • По чесноку (2005) (юбилейный концерт в клубе «Spalvas Pa Gaisu», Рига) (DVD)
  • Антология (2013) (бокс-сет — CD «С песней пожизненно», «Тундра», «Кругом вода», «Миграция» + «Los Plagiatos», DVD «По чесноку») http://www.nneformat.ru/reviews/?id=7618
  • 33 (2014) http://www.nneformat.ru/reviews/?id=7876

Примечания

Ссылки

Литература

wikiredia.ru

Яхимович, Андрей Милорьевич — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Яхимович. Основная информацияПолное имяДата рожденияМесто рожденияСтранаПрофессииИнструментыЖанрыКоллективы[gruppacement.lv ement.lv]
Андрей Яхимович
Андрей Яхимович в составе группы «Цемент»

Яхимович Андрей Милорьевич

19 октября 1959(1959-10-19) (58 лет)

Ленинград

СССР СССР Россия РоссияЛатвия Латвия

поэт, композитор, вокалист

гитара, губная гармоника, ударные

рок, хард-рок, панк-рок, кантри, блюз, гаражный рок, неоконформизм

Поезд ушёлЦемент

Андрей Милорьевич Яхимович (латыш. Andrejs Jahimovičs, род. 19 октября 1959 года[1], Ленинград) — советский и латвийский рок-музыкант. Известен как солист групп «Поезд ушёл» и «Цемент». Один из основателей и бессменный президент Рижского рок-клуба.

Биография

Родился в Ленинграде. Мать — коренная петербурженка, отец — коренной рижанин. Через год после рождения Андрея семья переехала в Латвийскую ССР. Отец Яхимовича Милорий работал на фабрике музыкальных инструментов.

В 14 лет Андрей начал играть на гитаре, с помощью отца освоил игру на барабанах. В 70-е и 80-е годы солировал в группах «Billy-Dilly» и «Сельский час».

В 1983 году вошёл в состав русскоязычной рижской хард-рок-группы «Поезд ушёл», в которой был неиграющим вокалистом на пару с основным вокалистом, гитаристом и автором песен Геннадием Эдельштейном. Группа записала единственный альбом, который не только прославил группу в Латвии и РФ, но и способствовал её занесению в «чёрные списки» групп, не рекомендованных к прослушиванию Управлением культуры.

В 1985 году «Поезд ушёл» прекратил своё существование. На обломках коллектива была основана группа «Цемент», первоначально исполнявшая переработанные в стилях блюз и кантри песни советских композиторов, а затем включившая в репертуар и собственные песни. На пару с Яхимовичем солисткой группы была Леонора Гнедлер. Первые выступления «Цемента» проходили в рок-кафе «Saxofon» и «Аллегро». В 1987 году «Цемент» стал одним из главных участников I фестиваля Рижского рок-клуба, а также выступил на двух крупнейших независимых рок-фестивалях СССР: в июне — в Черноголовке и в сентябре — на знаменитом Подольском рок-фестивале; это выступление считается одним из самых удачных и известных в истории «Цемента».

Выстроился великолепный роковой звук, вылез на полную мощь (что редкость) исполненный прелестного язвительного интонирования вокал Яхимовича, невидимыми змеями носились драйва. Масистый басист Гена Кривченков подпрыгивал от упругости звука, как мяч, и с вожделением шевелил черными усами. Зал пронзали как заезженные «Лесорубы», так и хиты'87 — «Я виноват», супер-блюз «Тундра» и т. п. И совершенно уж потрясающе прозвучала совсем новая композиция — очередной неоконформистский опус рижан в лице пахмутовской «Надежды», метко посвященной Яхимом внутриполитической ситуации московского рока. В свете этого строки «Здесь на неизведанном пути ждут замысловатые сюжеты» превратились в откровение века. В целом в Подольске «Цемент» выдал, кажется, лучший концерт за всю свою историю: и в Черноголовке, и в Риге он выглядел, на мой взгляд, куда менее выразительно.[2]

Популярность группы была закреплена магнитоальбомами «С песней пожизненно» и «Тундра», а композиции «Тундра», «Напьюсь-добьюсь», «Мой папа — алкоголик» и другие сделали группе имя.

В середине 1990-х годов «Цемент» перестал выступать с регулярными концертами, но при этом продолжал записывать альбомы, не имеющие былого успеха. Андрей Яхимович начал работать ведущим на латвийских радиостанциях.

В 2012 году «Цемент» возобновил концертную деятельность и начал периодически выступать в российских городах. В 2013 году альбомы «Цемента» были переизданы музыкальным издательством «Геометрия».

Дискография

Поезд ушёл

  • …В замочную скважину (1984)
  • В натуре… (запись концертов в ДК «Dzintarpils» и ДК «Kaija») (1983-84)

Цемент

  • С песней пожизненно (1985)
  • Тундра (1987)
  • Выступление на Подольском рок-фестивале (1987)
  • Концерт в Риге (1987)
  • Концерт в ДК МЭИ (1988)
  • Концерт в ДК Чкалова (Новосибирск) (1988)
  • Концерт памяти Джона Леннона (концерт в ДК им. Дзержинского, Минск) (1990)
  • Миграция (1994)
  • Кругом вода (1996)
  • Сухие смеси (1997)
  • Los Plagiatos (1997-98)
  • По чесноку (2005) (юбилейный концерт в клубе «Spalvas Pa Gaisu», Рига) (DVD)
  • Антология (2013) (бокс-сет — CD «С песней пожизненно», «Тундра», «Кругом вода», «Миграция» + «Los Plagiatos», DVD «По чесноку»)www.nneformat.ru/reviews/?id=7618
  • *ЦЕМЕНТ - "33"(2014) www.nneformat.ru/reviews/?id=7876

Напишите отзыв о статье "Яхимович, Андрей Милорьевич"

Примечания

  1. ↑ Согласно скану загранпаспорта, использованному в оформлении CD «Миграция» (бокс-сет «Цемент. Антология», музыкальное изд-во «Геометрия», 2013, GEO 055 CD)
  2. ↑ [soviet-rock.ru/page.php?id=236 С. Гурьев «Занесли кони вороные…» (к двадцатилетию Подольского рок-фестиваля)]

Ссылки

  • [gruppacement.lv/o-gruppe/andrey-jahimovich/ Об Андрее Яхимовиче на Официальном сайте группы «ЦЕМЕНТ»]
  • К. Худенко, [www.subbota.com/culture/theme/persona/1235-2012-05-30-mu004.html «Цемент» собирает друзей], Суббота, 30.05.2012
  • U. Rudaks, [www.diena.lv/izklaide/muzika/rokkluba-25-atceres-koncerts-636884 Rokkluba 25.atceres koncerts], Diena, 14.11.2008

Литература

  • Троицкий А. Энциклопедия русского рока
  • Алексеев А., Бурлака А., Сидоров А. [www.asksong.narod.ru/rockbook/cement.htm Кто есть кто в советском роке. Иллюстрированная энциклопедия отечественной рок-музыки]. — М.: МП «Останкино», 1991.
  • Кушнир А. [www.rockanet.ru/100/45.phtml «Поезд ушел. …В замочную скважину (1984)». «100 магнитоальбомов советского рока»]. — М.: «Аграф, Крафт+», 2003.

Отрывок, характеризующий Яхимович, Андрей Милорьевич

Сын только улыбнулся. – Я не говорю, чтоб это был план, который я одобряю, – сказал сын, – я вам только рассказал, что есть. Наполеон уже составил свой план не хуже этого. – Ну, новенького ты мне ничего не сказал. – И старик задумчиво проговорил про себя скороговоркой: – Dieu sait quand reviendra. – Иди в cтоловую.

В назначенный час, напудренный и выбритый, князь вышел в столовую, где ожидала его невестка, княжна Марья, m lle Бурьен и архитектор князя, по странной прихоти его допускаемый к столу, хотя по своему положению незначительный человек этот никак не мог рассчитывать на такую честь. Князь, твердо державшийся в жизни различия состояний и редко допускавший к столу даже важных губернских чиновников, вдруг на архитекторе Михайле Ивановиче, сморкавшемся в углу в клетчатый платок, доказывал, что все люди равны, и не раз внушал своей дочери, что Михайла Иванович ничем не хуже нас с тобой. За столом князь чаще всего обращался к бессловесному Михайле Ивановичу. В столовой, громадно высокой, как и все комнаты в доме, ожидали выхода князя домашние и официанты, стоявшие за каждым стулом; дворецкий, с салфеткой на руке, оглядывал сервировку, мигая лакеям и постоянно перебегая беспокойным взглядом от стенных часов к двери, из которой должен был появиться князь. Князь Андрей глядел на огромную, новую для него, золотую раму с изображением генеалогического дерева князей Болконских, висевшую напротив такой же громадной рамы с дурно сделанным (видимо, рукою домашнего живописца) изображением владетельного князя в короне, который должен был происходить от Рюрика и быть родоначальником рода Болконских. Князь Андрей смотрел на это генеалогическое дерево, покачивая головой, и посмеивался с тем видом, с каким смотрят на похожий до смешного портрет. – Как я узнаю его всего тут! – сказал он княжне Марье, подошедшей к нему. Княжна Марья с удивлением посмотрела на брата. Она не понимала, чему он улыбался. Всё сделанное ее отцом возбуждало в ней благоговение, которое не подлежало обсуждению. – У каждого своя Ахиллесова пятка, – продолжал князь Андрей. – С его огромным умом donner dans ce ridicule! [поддаваться этой мелочности!] Княжна Марья не могла понять смелости суждений своего брата и готовилась возражать ему, как послышались из кабинета ожидаемые шаги: князь входил быстро, весело, как он и всегда ходил, как будто умышленно своими торопливыми манерами представляя противоположность строгому порядку дома. В то же мгновение большие часы пробили два, и тонким голоском отозвались в гостиной другие. Князь остановился; из под висячих густых бровей оживленные, блестящие, строгие глаза оглядели всех и остановились на молодой княгине. Молодая княгиня испытывала в то время то чувство, какое испытывают придворные на царском выходе, то чувство страха и почтения, которое возбуждал этот старик во всех приближенных. Он погладил княгиню по голове и потом неловким движением потрепал ее по затылку. – Я рад, я рад, – проговорил он и, пристально еще взглянув ей в глаза, быстро отошел и сел на свое место. – Садитесь, садитесь! Михаил Иванович, садитесь. Он указал невестке место подле себя. Официант отодвинул для нее стул. – Го, го! – сказал старик, оглядывая ее округленную талию. – Поторопилась, нехорошо! Он засмеялся сухо, холодно, неприятно, как он всегда смеялся, одним ртом, а не глазами. – Ходить надо, ходить, как можно больше, как можно больше, – сказал он. Маленькая княгиня не слыхала или не хотела слышать его слов. Она молчала и казалась смущенною. Князь спросил ее об отце, и княгиня заговорила и улыбнулась. Он спросил ее об общих знакомых: княгиня еще более оживилась и стала рассказывать, передавая князю поклоны и городские сплетни. – La comtesse Apraksine, la pauvre, a perdu son Mariei, et elle a pleure les larmes de ses yeux, [Княгиня Апраксина, бедняжка, потеряла своего мужа и выплакала все глаза свои,] – говорила она, всё более и более оживляясь. По мере того как она оживлялась, князь всё строже и строже смотрел на нее и вдруг, как будто достаточно изучив ее и составив себе ясное о ней понятие, отвернулся от нее и обратился к Михайлу Ивановичу. – Ну, что, Михайла Иванович, Буонапарте то нашему плохо приходится. Как мне князь Андрей (он всегда так называл сына в третьем лице) порассказал, какие на него силы собираются! А мы с вами всё его пустым человеком считали. Михаил Иванович, решительно не знавший, когда это мы с вами говорили такие слова о Бонапарте, но понимавший, что он был нужен для вступления в любимый разговор, удивленно взглянул на молодого князя, сам не зная, что из этого выйдет. – Он у меня тактик великий! – сказал князь сыну, указывая на архитектора. И разговор зашел опять о войне, о Бонапарте и нынешних генералах и государственных людях. Старый князь, казалось, был убежден не только в том, что все теперешние деятели были мальчишки, не смыслившие и азбуки военного и государственного дела, и что Бонапарте был ничтожный французишка, имевший успех только потому, что уже не было Потемкиных и Суворовых противопоставить ему; но он был убежден даже, что никаких политических затруднений не было в Европе, не было и войны, а была какая то кукольная комедия, в которую играли нынешние люди, притворяясь, что делают дело. Князь Андрей весело выдерживал насмешки отца над новыми людьми и с видимою радостью вызывал отца на разговор и слушал его. – Всё кажется хорошим, что было прежде, – сказал он, – а разве тот же Суворов не попался в ловушку, которую ему поставил Моро, и не умел из нее выпутаться? – Это кто тебе сказал? Кто сказал? – крикнул князь. – Суворов! – И он отбросил тарелку, которую живо подхватил Тихон. – Суворов!… Подумавши, князь Андрей. Два: Фридрих и Суворов… Моро! Моро был бы в плену, коли бы у Суворова руки свободны были; а у него на руках сидели хофс кригс вурст шнапс рат. Ему чорт не рад. Вот пойдете, эти хофс кригс вурст раты узнаете! Суворов с ними не сладил, так уж где ж Михайле Кутузову сладить? Нет, дружок, – продолжал он, – вам с своими генералами против Бонапарте не обойтись; надо французов взять, чтобы своя своих не познаша и своя своих побиваша. Немца Палена в Новый Йорк, в Америку, за французом Моро послали, – сказал он, намекая на приглашение, которое в этом году было сделано Моро вступить в русскую службу. – Чудеса!… Что Потемкины, Суворовы, Орловы разве немцы были? Нет, брат, либо там вы все с ума сошли, либо я из ума выжил. Дай вам Бог, а мы посмотрим. Бонапарте у них стал полководец великий! Гм!…

wiki-org.ru

Яхимович, Андрей Милорьевич — Википедия с видео // WIKI 2

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Яхимович. Основная информацияПолное имяДата рожденияМесто рожденияСтранаПрофессииИнструментыЖанрыКоллективыgruppacement.lv
Андрей Яхимович в составе группы «Цемент»

Яхимович Андрей Милорьевич

19 октября 1959(1959-10-19) (58 лет)

Ленинград

СССР СССР Россия РоссияЛатвия Латвия

поэт, композитор, вокалист

гитара, губная гармоника, ударные

рок, хард-рок, панк-рок, кантри, блюз, гаражный рок, неоконформизм

Поезд ушёлЦемент

Андрей Милорьевич Яхимович (латыш. Andrejs Jahimovičs, род. 19 октября 1959 года[1], Ленинград) — советский и латвийский рок-музыкант. Известен как солист групп «Поезд ушёл» и «Цемент». Один из основателей и бессменный президент Рижского рок-клуба.

Энциклопедичный YouTube

  • 1/2

    Просмотров:

    2 132

    984

  • По Волне Моей Памяти; «Время» 1 Канал, ОРТ ТВ / ЗЕМЛЯНЕ НП ЦДЮТ, СКАЧКОВ СЕРГЕЙ

  • Александр Левшин передача "По волне моей памяти" ВРЕМЯ

Содержание

Биография

Родился в Ленинграде. Мать — коренная петербурженка, отец — коренной рижанин. Через год после рождения Андрея семья переехала в Латвийскую ССР. Отец Яхимовича Милорий работал на фабрике музыкальных инструментов.

В 14 лет Андрей начал играть на гитаре, с помощью отца освоил игру на барабанах. В 70-е и 80-е годы солировал в группах «Billy-Dilly» и «Сельский час».

В 1983 году вошёл в состав русскоязычной рижской хард-рок-группы «Поезд ушёл», в которой был неиграющим вокалистом на пару с основным вокалистом, гитаристом и автором песен Геннадием Эдельштейном. Группа записала единственный альбом, который не только прославил группу в Латвии и РФ, но и способствовал её занесению в «чёрные списки» групп, не рекомендованных к прослушиванию Управлением культуры.

В 1985 году «Поезд ушёл» прекратил своё существование. На обломках коллектива была основана группа «Цемент», первоначально исполнявшая переработанные в стилях блюз и кантри песни советских композиторов, а затем включившая в репертуар и собственные песни. На пару с Яхимовичем солисткой группы была Леонора Гнедлер. Первые выступления «Цемента» проходили в рок-кафе «Saxofon» и «Аллегро». В 1987 году «Цемент» стал одним из главных участников I фестиваля Рижского рок-клуба, а также выступил на двух крупнейших независимых рок-фестивалях СССР: в июне — в Черноголовке и в сентябре — на знаменитом Подольском рок-фестивале; это выступление считается одним из самых удачных и известных в истории «Цемента».

Выстроился великолепный роковой звук, вылез на полную мощь (что редкость) исполненный прелестного язвительного интонирования вокал Яхимовича, невидимыми змеями носились драйва. Масистый басист Гена Кривченков подпрыгивал от упругости звука, как мяч, и с вожделением шевелил черными усами. Зал пронзали как заезженные «Лесорубы», так и хиты'87 — «Я виноват», супер-блюз «Тундра» и т. п. И совершенно уж потрясающе прозвучала совсем новая композиция — очередной неоконформистский опус рижан в лице пахмутовской «Надежды», метко посвященной Яхимом внутриполитической ситуации московского рока. В свете этого строки «Здесь на неизведанном пути ждут замысловатые сюжеты» превратились в откровение века. В целом в Подольске «Цемент» выдал, кажется, лучший концерт за всю свою историю: и в Черноголовке, и в Риге он выглядел, на мой взгляд, куда менее выразительно.[2]

Популярность группы была закреплена магнитоальбомами «С песней пожизненно» и «Тундра», а композиции «Тундра», «Напьюсь-добьюсь», «Мой папа — алкоголик» и другие сделали группе имя.

В середине 1990-х годов «Цемент» перестал выступать с регулярными концертами, но при этом продолжал записывать альбомы, не имеющие былого успеха. Андрей Яхимович начал работать ведущим на латвийских радиостанциях.

В 2012 году «Цемент» возобновил концертную деятельность и начал периодически выступать в российских городах. В 2013 году альбомы «Цемента» были переизданы музыкальным издательством «Геометрия».

Дискография

Поезд ушёл

  • …В замочную скважину (1984)
  • В натуре… (запись концертов в ДК «Dzintarpils» и ДК «Kaija») (1983-84)

Цемент

  • С песней пожизненно (1985)
  • Тундра (1987)
  • Выступление на Подольском рок-фестивале (1987)
  • Концерт в Риге (1987)
  • Концерт в ДК МЭИ (1988)
  • Концерт в ДК Чкалова (Новосибирск) (1988)
  • Концерт памяти Джона Леннона (концерт в ДК им. Дзержинского, Минск) (1990)
  • Миграция (1994)
  • Кругом вода (1996)
  • Сухие смеси (1997)
  • Los Plagiatos (1997-98)
  • По чесноку (2005) (юбилейный концерт в клубе «Spalvas Pa Gaisu», Рига) (DVD)
  • Антология (2013) (бокс-сет — CD «С песней пожизненно», «Тундра», «Кругом вода», «Миграция» + «Los Plagiatos», DVD «По чесноку») http://www.nneformat.ru/reviews/?id=7618
  • 33 (2014) http://www.nneformat.ru/reviews/?id=7876

Примечания

Ссылки

Литература

Эта страница последний раз была отредактирована 18 февраля 2018 в 08:02.

wiki2.org

Яхимович, Андрей Милорьевич — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Яхимович. Основная информацияПолное имяДата рожденияМесто рожденияСтранаПрофессииИнструментыЖанрыКоллективыgruppacement.lv
Андрей Яхимович
Андрей Яхимович в составе группы «Цемент»

Яхимович Андрей Милорьевич

19 октября 1959(1959-10-19) (58 лет)

Ленинград

СССР СССР Россия РоссияЛатвия Латвия

поэт, композитор, вокалист

гитара, губная гармоника, ударные

рок, хард-рок, панк-рок, кантри, блюз, гаражный рок, неоконформизм

Поезд ушёлЦемент

Андрей Милорьевич Яхимович (латыш. Andrejs Jahimovičs, род. 19 октября 1959 года[1], Ленинград) — советский и латвийский рок-музыкант. Известен как солист групп «Поезд ушёл» и «Цемент». Один из основателей и бессменный президент Рижского рок-клуба.

Родился в Ленинграде. Мать — коренная петербурженка, отец — коренной рижанин. Через год после рождения Андрея семья переехала в Латвийскую ССР. Отец Яхимовича Милорий работал на фабрике музыкальных инструментов.

В 14 лет Андрей начал играть на гитаре, с помощью отца освоил игру на барабанах. В 70-е и 80-е годы солировал в группах «Billy-Dilly» и «Сельский час».

В 1983 году вошёл в состав русскоязычной рижской хард-рок-группы «Поезд ушёл», в которой был неиграющим вокалистом на пару с основным вокалистом, гитаристом и автором песен Геннадием Эдельштейном. Группа записала единственный альбом, который не только прославил группу в Латвии и РФ, но и способствовал её занесению в «чёрные списки» групп, не рекомендованных к прослушиванию Управлением культуры.

В 1985 году «Поезд ушёл» прекратил своё существование. На обломках коллектива была основана группа «Цемент», первоначально исполнявшая переработанные в стилях блюз и кантри песни советских композиторов, а затем включившая в репертуар и собственные песни. На пару с Яхимовичем солисткой группы была Леонора Гнедлер. Первые выступления «Цемента» проходили в рок-кафе «Saxofon» и «Аллегро». В 1987 году «Цемент» стал одним из главных участников I фестиваля Рижского рок-клуба, а также выступил на двух крупнейших независимых рок-фестивалях СССР: в июне — в Черноголовке и в сентябре — на знаменитом Подольском рок-фестивале; это выступление считается одним из самых удачных и известных в истории «Цемента».

Выстроился великолепный роковой звук, вылез на полную мощь (что редкость) исполненный прелестного язвительного интонирования вокал Яхимовича, невидимыми змеями носились драйва. Масистый басист Гена Кривченков подпрыгивал от упругости звука, как мяч, и с вожделением шевелил черными усами. Зал пронзали как заезженные «Лесорубы», так и хиты'87 — «Я виноват», супер-блюз «Тундра» и т. п. И совершенно уж потрясающе прозвучала совсем новая композиция — очередной неоконформистский опус рижан в лице пахмутовской «Надежды», метко посвященной Яхимом внутриполитической ситуации московского рока. В свете этого строки «Здесь на неизведанном пути ждут замысловатые сюжеты» превратились в откровение века. В целом в Подольске «Цемент» выдал, кажется, лучший концерт за всю свою историю: и в Черноголовке, и в Риге он выглядел, на мой взгляд, куда менее выразительно.[2]

Популярность группы была закреплена магнитоальбомами «С песней пожизненно» и «Тундра», а композиции «Тундра», «Напьюсь-добьюсь», «Мой папа — алкоголик» и другие сделали группе имя.

В середине 1990-х годов «Цемент» перестал выступать с регулярными концертами, но при этом продолжал записывать альбомы, не имеющие былого успеха. Андрей Яхимович начал работать ведущим на латвийских радиостанциях.

В 2012 году «Цемент» возобновил концертную деятельность и начал периодически выступать в российских городах. В 2013 году альбомы «Цемента» были переизданы музыкальным издательством «Геометрия».

Поезд ушёл

  • …В замочную скважину (1984)
  • В натуре… (запись концертов в ДК «Dzintarpils» и ДК «Kaija») (1983-84)

Цемент

  • С песней пожизненно (1985)
  • Тундра (1987)
  • Выступление на Подольском рок-фестивале (1987)
  • Концерт в Риге (1987)
  • Концерт в ДК МЭИ (1988)
  • Концерт в ДК Чкалова (Новосибирск) (1988)
  • Концерт памяти Джона Леннона (концерт в ДК им. Дзержинского, Минск) (1990)
  • Миграция (1994)
  • Кругом вода (1996)
  • Сухие смеси (1997)
  • Los Plagiatos (1997-98)
  • По чесноку (2005) (юбилейный концерт в клубе «Spalvas Pa Gaisu», Рига) (DVD)
  • Антология (2013) (бокс-сет — CD «С песней пожизненно», «Тундра», «Кругом вода», «Миграция» + «Los Plagiatos», DVD «По чесноку») http://www.nneformat.ru/reviews/?id=7618
  • 33 (2014) http://www.nneformat.ru/reviews/?id=7876

ru.bywiki.com

Андрей Яхимович — рулевой Цемента: «Я не чувствую себя оторванным от мировой рок-музыки» / Baltnews

Уже не за горами мощный калиниградский фестиваль «K!nRock-2016», на который в числе прочих, самых разных и хороших рок-групп, едут и «зубры» рижского рок-н-ролла — легендарная группа Цемент.

Чем не повод рассказать (а кому-то и просто напомнить) об этом, отнюдь не вчера образовавшемся бэнде? Лучше всего это, конечно же, получится у его бессменного рулевого Андрея Яхимовича. 

Поехали!

— Первая запись группы Цемент состоялась в 1984 году в подвале рижского Дома Культуры «Октобрис». Что вы помните об этом событии? Что это были за песни в плане стилистики, как шёл процесс и какие музыканты принимали участие в записи?

Андрей Яхимович: Что я помню о том событии… Помню очень хорошо, событие было очень простое на самом деле. Был подвал в Доме Культуры. Я попросил пульт у нас в филармонии и, как сейчас помню, десять микрофонов АКГ. Ну, а магнитофоны были, конечно, «самопальные»: улучшенный «Олимп», что-то такое… И записывали так: сначала основную музыкальную часть, а голос и соло-гитары поверху. 

Что были за песни в плане стилистики? Ну, я всегда говорил, что советские композиторы пишут офигенные психоделические тексты. Ну, предположим: «Я рано в море выхожу, за стаей рыб с утра слежу, умело сети завожу, живу на свете — не тужу». Нормально, да? Далее: «Выходят сети из воды, глаза у сельди из слюды». Оззи Осборн отдыхает! И вот я взял тексты советских композиторов, а музыку свою, стилизованную под рок-н-ролл. Настоящий рок-н-ролл, не путать с тем, что сейчас называется «русский рок» — имею ввиду не национальность, а именно стилистику. И вот получился такой альбом, который назвали «С песней пожизненно». Была там, конечно, и парочка своих песен. А музыканты играли следующие: на соло-гитаре Янис Ванадзиньш, бас-гитара — Геннадий Кривченков, ударные — Карл Хламкин (он же Игорь Фоменков, у него сейчас в Москве своя группа), ну и, как говорится, ваш покорный слуга.

— Вы организовали Рижский рок-клуб, были его президентом. Расскажите о создании клуба и его жизни. Существует ли он и в наши дни? Если да, то насколько заметна его роль в музыкальной «движухе» Риги?

— Он стал вторым в Советском Союзе после Ленинградского. Об этом много всего можно найти в интернете, а рассказывать… это долго и нудно. Ну, никаких там особых давлений не было, никто нас в милицию не забирал. Скажу просто: и не запрещали, и не разрешали. Мы существовали сами по себе, что и было нужно: «вы нас не трогаете и мы вас не беспокоим». Тогда было просто с помещениями в ДК. Приходишь: «Мы хотим у вас сыграть». Те начинают кочевряжиться. Тогда пишем «телегу» в комсомол, что молодёжи не дают играть. Комсомол: «Ладно, играйте, только ответственность на вас». Ну вот, в принципе, и все.

Сейчас Рижский Рок-Клуб не существует, он канул в Лету где-то году в девяносто третьем. Это и нормально. Он своё отжил. А потом уже появился кафе-клуб «Саксофон», насколько я знаю, первый в Союзе в плане именно музыкального кафе — и тоже целое поколение выросло на нём. Теперь клубы несколько иные: тогда это был скорее клуб по интересам, а теперь это конкретные помещения. Сейчас в Риге такого как раньше тусовочного клуба, к сожалению, нет. Что ж делать — всему своё время.

— Первым большим фестивалем, на котором выступили Цемент, был «Подольск-87». Какие воспоминания сохранились об этом событии? Тогдашние и нынешние рок-фестивали… Теперь заметно лучше стало с аппаратом, но вот, по вашим ощущениям, не кажется ли, что что-то хорошее ушло, чего-то стало не хватать?

— Насчёт того, что это первый большой, не скажу: мы ведь и до Подольска проводили в Риге фестивали — и Чайф приглашались и Аквариум и Кино и так далее. Каждое выступление Рижского Рок-Клуба было своего рода мини-фестивалем. Ну, а какие воспоминания сохранились о «Подольске-87»… Самые интересные! Потому, что со всего Советского Союза в одном месте собралась вся «шобла». Для нас, рижан, кое-что оказалось несколько непривычным: милиционеры на входе, какие-то «любера» грозились прийти… Но в целом фестиваль был очень замечательный, сама атмосфера какая-то очень… наполитизированная что-ли. Интересные там ребята выступали — и Калинов Мост и Бригада С и Наутилус и Зоопарк, ДДТ — в двух словах обо всём и не расскажешь. 

Если сравнивать тогдашние фестивали с теперешними временами, по той же аппаратуре… Конечно же, сейчас совершенно другой уровень. Но вот отличие огромное тогдашнего от сегодняшнего (это я не ворчу по-стариковски, а действительно замечаю) — тогда знали, ЧТО играют, представляли, ЧТО мы делаем и для ЧЕГО и ЗАЧЕМ мы это делаем. Да, по большей части играли плохо, будем говорить откровенно, отвратительно играли — чисто технически по сравнению с нынешними молодыми ребятами. Это и закономерно: сейчас-то возможностей… Но! Современные, как мне кажется, рок-группы знают КАК играть, то бишь, играть надо хорошо, но совершенно не представляют, ЧТО нужно играть, и это меня, конечно, очень удивляет. Я не могу слушать все эти ремейки Алисы — я имею ввиду, в плане стилистическом. А ведь столько в мире музыки великолепной, на которую можно равняться. 

Могу сказать лично про себя: я не чувствую себя оторванным от мировой рок-музыки. Может, я в чём-то хуже, в чём-то лучше, но я играю рок-музыку. На русском языке — и это не какой-то там «русский рок», как нет, например, никакого «эстонского рока» и так далее. Просто рок-музыка. Если совсем уж коротко сформулировать насчёт того, что ушло хорошее из того, что было — мысль из головы ушла! Тогда само время заставляло мыслить. Хотя… Сейчас переслушиваешь многое: то, что на душу легло, то и мочили. Видимо, душа была такая.

— У большинства слово «Цемент» ассоциируется с монолитностью, надёжностью, крепостью. При этом в составе группы Цемент сменилось около полусотни музыкантов. Не видите ли вы в этом определённой иронии?

— Раньше было в ходу такое жаргонное выражение: «цемент» — это а-ля «Всё окей!», «Чувак, всё замётано!» Так что смысл тут был не в плане какой-то железобетонности, а в том, что слово держишь. Да, сменилось около полусотни музыкантов, но я ведь своё слово держу! Ну, конечно, я вижу во всём этом определённую иронию. Сама рок-музыка иронична, а наш репертуар — тем более. Кстати, это сильно утерянное качество у современных рок-музыкантов. Больше иронии!

— Какой Ваш любимый альбом группы Цемент?

— Не прошло и двадцати пяти лет и фирма (лейбл, как сейчас говорят) «Геометрия» выдала полное собрание сочинений группы Цемент на тот момент. «На тот момент», потому что недавно мы выпустили новую запись — называется она «Альбом 33». Он есть на просторах интернета и можно его скачать. Вот он на данный момент мой любимый. Но Цемент группа концертная и её лучше видеть, чем просто слышать. У нас нет возможности записываться так, как нам хотелось бы: эдак месяц посидеть в студии, сделать двадцать дублей и выбрать лучший…

Ну, а возвращаясь к теме любимых альбомов… «Миграция», альбом, записанный в 1994 году буквально дома. На «Геометрии» сделали ремастеринг и я был дико удивлён, когда прослушал. Спрашиваю: «Ребята, а кто это играет?» Они говорят: «Так это ты!» Вот вам чудеса современной техники! А вообще, насчёт самого любимого трудно судить. Конечно я их все люблю, хоть они, на мой взгляд, и не доведены до конца. Честно скажу, мне больше нравятся концертные записи. Видеоальбом «По чесноку» — вот всё же наверное мой любимый!

— Расскажите о фильме «Дух Риги», в котором вы участвовали. Кто работал над ним, как проходили съёмки…

— Это не фильм, это зарисовка — дипломная или курсовая работа Владлены Янцевич. Молодая девушка, учащаяся на кинематографиста, решила сделать про меня такой документальный фильмец. В общем-то и всё. Дай Бог её таланту и дальше развиваться.

— Не так давно, а именно 22 апреля сего года группа Цемент выступала в Питере на Первом фестивале памяти рок-музыкантов. Это был трибьют-концерт?

— Не совсем трибьют, хотя, конечно кто-то по одной-две песни ушедших ребят сыграл. Хороший такой фестиваль, можно сказать, узкого круга. Было интересно посмотреть, чем «дышат», так сказать, сейчас ветераны. Мне очень понравилось выступление группы Мифы — совсем легенда, я их ещё в детстве слушал. Великолепно выступили, очень стильно. Не молодятся ребята, а именно передают дух того времени, что очень ценно. Также очень понравилось выступление группы Странные Игры. Они наши старые музыкальные друзья, потому, что в Ригу постоянно к нам приезжали, такие ребята очень некоммерческие. 

Дай Бог организатору Игорю. Семёнову, чтоб всё это получилось и на следующий год. На мой взгляд, ошибка этого фестиваля была в том, что мало молодёжи приглашали. Воспоминания не должны превращаться в эксгумацию. 

— Этим летом вы едете играть на «К!nRock». Доводилось ли вам бывать на этом фестивале прежде?

— Нет, не доводилось. Едем туда в первый раз, надеемся, что всё будет хорошо, интересно. Хорошо, что есть ещё энтузиасты этого дела! Я прочитал интервью Андрея Феоктистова и мне понравилась концепция фестиваля тем, что «пивного» хэдлайнера там нет. И правильно, потому что в последнее время фестивали превратились в нечто вроде «Роберт Плант и остальные». Понятно, что конкурировать с раскрученными «звёздами» нелегко да и практически невозможно. В общем — все в Кёнигсберг! Прибалтика должна поддерживать своих.

— Ваша группа много где выступала. А у нас в Таллине бывали с концертами?

— Были мы с выступлением в Таллине. Ох, это было совсем давно, наверное в девяносто втором или девяносто третьем году, воспоминания сохранились самые хорошие, и очень бы хотелось опять выступить. Вот в Тарту, например, мы выступали часто на блюзовом фестивале.

— Что ж, увидимся в августе в Калининграде!

baltnews.ee


Смотрите также