Роман Федора Гладкова "Цемент". Гладкова цемент


Роман Федора Гладкова "Цемент" - Ресурс студентов-филологов

filfucker.ru

Первым произведением, затрагивающим тему восстановления хозяйства и промышленности в послевоенное время, стал роман Федора Гладкова (1883- 1958) «Цемент» (1925). Сразу же после выхода произведения в свет французская газета «Юманите», давая оценку молодой советской литературе, писала: «Если “Железный поток” Серафимовича - образ войны и вооруженной революции, то «Цемент» Гладкова - это образ экономической революции в сознании человека. Красный отряд Кожуха победил так же, как побеждают теперь красные заводы Глеба». Газета не только высоко оценивала роман, но и печатала его переводы на многие западноевропейские языки. Что же касается Советской России, то появление произведения стало одним из важных событий в литературной жизни конца 20-х годов.

В чем причины популярности книги? Немаловажное значение имел тот факт, что в ней ярко показана созидательная жизнь рабочего человека, причем не только в условиях производственной и общественной жизни, но и в личном плане.

Сюжетную канву романа составило повествование о восстановлении Новороссийского цементного завода. Описываемые события, в которых автор принимал непосредственное участие, относятся к 1921 г., ко времени, когда только что закончилась гражданская война в этих местах и наметился переход к восстановлению разрушенного завода. Писатель воссоздавал картину трудовых будней, с неподдельным энтузиазмом рабочих, с субботниками и духовыми оркестрами.

А начиналось все с возвращения с гражданской войны на родной завод Глеба Чумалова, награжденного за боевые заслуги орденом Красного Знамени. За три года его отсутствия на заводе многое разрушено, изнуренные рабочие примирились с запустением. Не привыкший пасовать перед трудностями, Чумалов решает доказать, что для него не существует преград. Чувства общественные берут верх над личными: «Партия и армия приказали мне: иди на свой завод и бейся за социализм, как на фронте». И Глеб, назначенный секретарем партийной ячейки, действует в условиях мирной жизни, как на фронте, сплачивает вокруг себя рабочих-активистов и организует их на каждодневный трудовой подвиг. Трудностей было много! За годы простоя рабочие отвыкли от сменной работы, не хватало запчастей, а тут еще недобитые банды, скрытые и откровенные враги советской власти, саботаж неуверенных в себе людей. «Каждый день, - пишет автор, - он носился по профсоюзам, по предприятиям, и на месте входил во все мелочи производства и жизни рабочих... Стремительно врывался в учреждения, в хозорганы, в продорганы, пухом взбивал бумаги, приказывал, требовал, зажигал, вызывал бури восторгов. И никогда не был измучен, не знал переутомления, только в глазах неугасимо горели огоньки лихорадки. Вот чем он вошел в души рабочих!»

Постепенно Чумалов привлекает на свою сторону отгородившегося от забот завода опытного технического интеллигента, инженера Клейста. Может быть, инженер боялся возмездия со стороны секретаря партячейки (Клейст в годы войны выдал Глеба белогвардейцам)? У Чумалова хватило благоразумия переступить через самолюбие и чувство мести. Он простил Клейста не столько из жалости, сколько из осознания того, что заводу нужен этот профессионал. Чувствуя доверие, инженер проявил себя дельным специалистом.

Чумалову приходилось проявлять самоотверженность даже там, где он и не предполагал, например, в столкновении с председателем исполкома, бюрократом Бадьиным и его подручным Шраммом. Образ Бадьина стал своеобразным открытием в литературе 20-х годов. Коммунист, занимавший значительный пост в городе, руководствуясь догмами, всячески мешает секретарю партячейки организовать рабочих на скорейшее восстановление заводских цехов. Это двуликий Янус: на словах он вроде бы не прочь помочь заводчанам ускорить темпы строительства, а на деле — сдерживает порыв рабочих, устраивая интриги.

В то же время Бадьин - решительный и волевой человек. По крайней мере, он сумел устранить со своего пути критиковавшего его рабочего Жукова, свидетеля застолий предисполкома Цхеладзе... Эти честные люди были исключены из партии. Бадьин же получает более высокую должность. Заслуга Гладкова здесь состоит в том, что он, следуя жизненной правде, не упрощает конфликты, не стремится к благополучному финалу.

Гуманное отношение Чумалова к людям дает положительные результаты. Глеб помогает секретарю окружкома Жидкому увидеть за насущными делами одного дня главное направление восстанавливаемого завода. Своей убежденностью в пуске завода Чумалов увлекает Савчука, Брынзу и других рабочих, которые становятся его верными союзниками. Труднее обстояло дело с женой Дашей. Вернувшийся с гражданской войны боевой комиссар Глеб Чумалов не узнает в Даше свою бывшую робкую жену. Нет, она по-прежнему любит мужа и отца ее дочери, но стала за годы разлуки другой, ей открылась радость жизни в коллективе. Глеб отмечает в ней качества, ранее отсутствующие: независимость, твердость характера, уверенность в выражении мыслей. Даша стала другим человеком, активным, деятельным. «Ты во мне, Глеб, и человека не видишь, - обращается она к мужу. — Я человека в себе после тебя нашла и оценить сумела... Трудно было... дорого стоило..., а вот гордость мою никто не сломит... даже ты, Глебушка».

Глеб не сумел понять любимого человека. Отношения между ним и женой полны драматизма и не оставляют надежды на счастливое разрешение. Гладков, изображая семейный конфликт, показывает, что моральная перестройка сознания людей проходит так же трудно, как преобразования в социальной сфере. Обозначив проблему новых семейно-бытовых отношении, писатель сосредоточивает внимание на процессе ломки старых основ жизни. Не случайно М. Горький в письме к автору «Цемента» особо выделил образ Даши среди других героев, а о романе отозвался: «...Это очень значительная, очень хорошая книга. В ней впервые за время революции крепко взята и ярко освещена наиболее значительная тема современности - труд. До Вас этой темы никто не коснулся с такой силой. И так умно». Один из главных эпизодов романа - пуск возрожденного завода: «Вот он, завод - богатырь и красавец! Был он недавно мертвец-свалка, руины, крысиное гнездо. А теперь - грохочут дизели, звенят провода, насыщенные электричеством, играют ролами бремсберги и гремят вагонетки». Рабочие на торжественном митинге поздравляют Глеба Чумалова, чествуя его как героя. Он потрясен и твердо уверен, что ради таких минут стоило недосыпать и воевать с Бадьиным.

Объективно оценивая художественные достоинства книги, нужно отметить некоторые издержки, более всего проявившиеся в языке романа. Видимо, сказалось влияние стилевых поисков в прозе 20-х годов. Как известно, после выхода в свет первого издания, Гладков еще около двадцати лет совершенствовал стиль «Цемента», стремясь, по его собственному признанию, «достичь предельной простоты, ясности и чистоты».

Вслед за «Цементом» Ф. Гладкова во второй половине 20-х годов появляются и другие произведения, повествующие о людях труда: «Лесозавод» (1928) А. Караваевой, «Соть» (1929) Л. Леонова, «Гидроцентраль» (1931) М. Шагинян.

Поделиться с друзьями:

Похожие материалы:

Федора Гладкова «Цемент» - Документ

Реферат

Роман Ф. Гладкова «Цемент» как роман соцреализма.

Введение.

Можно с полной уверенностью сказать, что роман Федора Гладкова «Цемент» в современное время читается довольно узким кругом людей, обучающихся на филологических факультетах. И в этом нет ничего удивительного, так как роман утратил свою актуальность в XXI веке. Познакомившись с монографиями, посвященными творчеству писателя Федора Гладкова, я пришла к выводу, что и сами монографии в своем большинстве написаны в духе соцреализма и исследователи интерпретируют произведения так, как требовало то, давно ушедшее время.

Однако стоить заметить, что в романе Гладкова «Цемент» очень четко выдержана сама схема соцреалистического романа, что позволяет нам на примере этого произведения показать основные принципы такого направления в литературе 20-х годов XX века.

В романе «Цемент» личность уходит на второй план, герой не выделяется из коллектива, а, наоборот, будто растворяется в нем.

Действие романа строится вокруг цементного завода, за восстановление которого так отчаянно борется герой Глеб Чумалов. В метафорическом же смысле Гладков пытается показать читателю, что если верить в силы коммунизма, то его ждет светлое будущее в рае на земле.

В романе описывается разруха послереволюционной действительности, экономический упадок, голод… Но автор делает акцент на том, что все трудности экономической системы уже в прошлом, либо последние из них вот- вот пройдут, если преданно и искренне верить. Таким образом введен в повествование герой романа, чей образ строится на принципах богатырского эпоса: он патриот, умирающий на протяжении романа, как личность, но возрождающийся часть большой семьи.

Основная часть.

Борьба за возрождение завода к жизни – в основе сюжета «Цемента». Роман открывается возвращением Глеба Чумалова с гражданской войны к мирной жизни. Это сделано писателем для того, чтобы с первых же страниц ввести читателя в самую гущу событий послевоенной жизни, поставить перед ним самые актуальные проблемы. Главнейшая из них – борьба с царившей в стране разрухой. Промышленность после гражданской войны находилась «в состоянии разрухи… Большинство фабрик и заводов стояло…».

Приезд Чумалова на завод совпадает с концом периода военного коммунизма. Замена продразверстки продналогом (15 марта 1921 года), обращение ЦК РКП(б) ко всем партийным организациям о чистке партии и постановление СНК о новой экономической политике, оказавшие большое влияние на развертывание и усиление мирного строительства, определяют узловые моменты сюжетного действия в романе и его композицию, строго соответствующую последовательности исторических событий. Сцены окончательного разгрома «бело-зеленых банд», возвращения из Турции на английском корабле «покаянных» - казаков – белогвардейцев – также зарисовки действительных фактов.

Это не означает, конечно, что Гладков ограничился передачей этих фактов – в них типически воссоздаются основные, характерные черты эпохи. В «Цементе» наличествует революционно – романтическая перспектива. Эту особенность романа очень хорошо определил А. М. Горький:

«Вам – на мой взгляд, опять-таки – весьма удались и характеры. Глеб вырезан четко, и хотя он романтизирован, но это так и надо. Современность вполне законно требует, чтоб автор, художник, не закрывая глаз на явления отрицательные, подчеркивал – и тем самым – « романтизировал» положительные явления. Вы умеете делать это, с чем искренне поздравляю Вас. Однако – поймите меня: я говорю не о том романтизме устрашенных действительностью и бегущих от нее в область фантазии, а о романтизме верующих, о романтизме людей, которые умеют встать выше действительности, смеют смотреть на нее как на сырой материал и создавать из плохого данного хорошее желаемое. Это позиция истинного революционера и это его право».

Вспомним события, воссозданные в произведении.

Глеб Чумалов, военком полка, сражавшийся с белогвардейскими войсками на фронтах гражданской войны, возвращается на родной завод, где до войны он работал слесарем. За три года изменился завод: Гладков описывает, как «белогвардейцы превратили здания завода в конюшни, в бараки для военнопленных» - завод разрушен, сохранилось только машинное отделение. Изменились и люди: рабочие вынуждены были заниматься изготовлением зажигалок, упала дисциплина, отсутствие осмысленного труда в отрицательном смысле действуют на психологию. Исследователь А. Н. Власенко пишет по этому поводу : «Как подлинный большевик, Глеб Чумалов, великолепно зная быт и психологию рабочих, становится инициатором в созидательном труде и воспитании масс и находит верный путь к сердцам людей. Он ясно увидел, что объединить рабочих сможет только коллективный труд, и потому всю свою энергию направляет на восстановление производства».

Название книги носит символический характер и определяет основную идейную установку писателя. Устами главного героя Гладков разъясняет смысл своего произведения: «Цемент – это мы, товарищи, рабочий класс». В этой цитате мы видим типичный социалистическому роману призыв.

«На примере восстановления цементного завода писатель утверждает, что в стране началась громадная война.- пишет исследователь И. П. Уханов, - Писатель со всей правдивостью запечатлевает картины этой поистине громадной, трудной и кровавой борьбы.

Глеб, три года не видевший родных мест, поражен происшедшими изменениями. Картины разрухи даются автором через восприятие Глеба, и это усиливает впечатление, дает возможность писателю приковать внимание читателей к главной задаче нового периода в жизни страны – «хозяйственному фронту». Завод кажется Глебу подстреленной птицей. Этот художественный образ, взятый писателем из народного творчества, дает конкретное представление о разрухе. Глеб встречается с рабочими. Ему бросаются в глаза их бледные лица.

У них нет топлива и хлеба… « С веранды увидел Глеб, как зверками рыскали в кустарниках, в чаще чахлых деревьев худосочные детишки, кучками барахтались в земле – рылись жадно, торопливо, по- воровски, с оглядкой. Копают, копают – и рвут друг у друга добычу».

Исследователь И. П. Уханов в своей монографии « Творческий путь Ф. Гладкова» пишет о том, что писатель с особой художественной силой рисует образы рабочих. Так же Уханов отмечает, что Гладков очень любил Чехова и учился у него умению деталями раскрывать характерное: « В «Цементе» одной -двумя метко схваченными черточками, деталями автору удается обратить внимание на сущность явления или человека. В эпизоде, когда Глеб впервые после возвращения идет на завод, Гладков обращает внимание читателя на одичалую толпу, по которой шагает Глеб, на голодное море, на берегу которого раскинулся завод, на тоскующие пристани. Даже деревья Глебу кажутся чахлыми.» Все эти эпитеты вводят читателя в атмосферу эпохи, раскрывают хозяйственное запустение, говорят о трудностях предстоящего времени. Эпитеты Гладков берет не ради внешней красочности, а чтобы сильнее оттенить смысл рисуемого.

Рисуя картины разрушений, Гладков тем самым доводит до сознания читателя четко просматривающуюся мысль, характерную для романа соцреализма: «потухший мир завода несет одичание рабочим, которые под влияние вынужденного безделья дезорганизуются».

Как ни тяжелы порой изображаемые картины разрухи, они насыщены, как отмечает, сам автор, «предчувствием больших перемен». Эта мысль проходит через все сцены романа. По мнению исследовательницы Б. Брайниной Гладков не идеализирует рабочих, а только показывает, как «застоявшееся беструдье» тяжело отразилось на них. Я же считаю, что Гладков делает главный акцент в описании рабочих на их непреклонной воле к возрождению завода и тем самым вызывает в советском читателе некое подсознательное чувство симпатии, что опять –таки характерно для соцреалистического романа.

Главный герой – Глеб Чумалов становится во главе борьбы за осуществление воли единого в своих стремлениях коллектива. Как говорит исследователь Уханов : « Вокруг него сплотились лучшие сыны рабочего класса». На мой взгляд, современники бы поспорили с данным высказыванием, но не стоит забывать, что исследования романа, так же как и он сам, написаны в духе соцреалистических идей, с четкой идейной установкой на преданность партии и коммунизму. «Они в своей борьбе за восстановление завода непреклонны и мужественны» - говорит далее исследователь И.П. Уханов. И, действительно, судя по названиям некоторых глав романа ( таких как «Рабочая кровь», «Ставка на кровь», «Прыжок через смерть») складывается впечатление будто восстановление цементного завода – это ожесточенная кровавая схватка не на жизнь, а на смерть.

Такова была жизнь тех лет. Не случайно сцены строительства железной дороги из романа Н. Островского «Как закалялась сталь» перекликаются со сценами строительства бремсберга в романе «Цемент». Ф. Гладков и Н. Островских, видимо, пытались показать, что мирное послевоенное строительство было далеко не мирным.

Как и в любом другом соцреалистическом романе в «Цементе» есть линия борьбы с врагами, то есть с белогвардейцами. «От боя к труду, от труда до атак» проходит восстановление цементного завода. «Нередко рабочим приходилось прерывать восстановительные работы, чтобы отразить нападение контрреволюционеров- бандитов» - пишет А.П. Воложенин. Не изменяя традициям соцреализма, Гладков описывает читателям как путь к социализму старались преградить явные и замаскированные враги, которые, как говорит один из героев романа , «гуляют по городу в масках друзей революции».

«Прилизанные и бритые по-английски» - такими эпитетами Гладков характеризует читателю «вредителей». А вот Уханов в своем пособии для учителей средней школы «Творческий путь Гладкова» считает, «Гладков призывает советских людей к бдительности, к борьбе с ротозейством».

Таким образом, автор романа «Цемент» описывает читателю, как замаскировавшиеся «враги» «под видом заседательской и бумажной суетни» запутывает простые вопросы до головокружительной неразберихи». «Вредители» особенно обосновались в Совнархозе, где хозяйничает Шрамм, тайно от рабочих готовящий завод к сдаче в концессию.

Обращает на себя внимание то, каким художественным приемом пользуется автор при раскрытии образа Шрамма. Вот Шрамм впервые появляется в романе «весь в желтой коже…с рыхлым лицом скопца». Гладков все время подчеркивает его обреченность, мертвенность. Автор так описывает этот персонаж, что складывается впечатление, будто от фигуры Шрамма веет тлением, смертью: «Лицо у Шрамма …мертвенно- бледное, а глаза тусклы и грязны, как у трупа».

Помимо Шрамма в «Цементе» есть еще один скрытый враг – председатель исплкома Бадьин. Он рисуется Гладковым более хитрым, ловко маскирующим свое враждебное лицо за революционными фразами. Бадьин произносит довольно «зажигательные» речи, поучает окружающих его людей нравственности, говорит о себе как о человеке «горящем» во имя революции и т.д. Однако подлинная сущность «врага» раскрывается в его отношении к восстановлению завода. Бадьин, как и Шрамм, не верит в творческие силы рабочего класса, а значит, что по законам соцреалистического романа этот герой считается «врагом». Однако я не могу встать на защиту этих отрицательных персонажей, так как у меня они особой симпатии не вызвали так же, как и положительные. Бадьин ненавидит критику и самокритику. Людей, осмеливающихся критиковать председателя исполкома, Бадьин готов Сжить со света, не брезгуя никакими средствами. Так, он клевещет на честного рабочего Жука, выступившего с критикой работы исполкома. Но зато проходимцы и мерзавцы, вроде Шрамма, находят в лице Бадьина верного покровителя. Здесь Гладков поднимает еще одну характерную для соцреалистических романов тему – тему врагов народа. Он пишет, что «мораль врагов народа – это мораль Бадьина».

Еще одной отличительной чертой соцреалистических романов о гражданской войне является отображение руководящей роли коммунистов, как организаторов победы над вооруженным врагом.

С первых сцен романа становится ясно, что Глеб Чумалов будет одним из главных участников «суровой борьбы на хозяйственном фронте». Это художественно раскрывается автором с разных сторон. Гладков обращает внимание на внешний облик своего героя. Глеб ходит прямо, «по военной привычке – уверенно». Настойчивость, внутренняя собранность, приобретенные Глебом на войне, писатель передает через восприятие Глеба окружающими людьми. Поля Мехова думает, что Глеб – «весь от армии и войны», и что он завтра же « ускачет в свой боевой полк». Инженеру (а по совместительству скрытому врагу) Клейсту Глеб кажется «вездесущим», «неотразимым и бесстрашным».

Обратимся к одной из монографии Б.Брайниной за интерпретаций образа Глеба Чумалова советскими исследователями: « Гладков, прежде всего обращает внимание читателя на органическую связь своего героя с массой. Если Шрамм опирается в своей борьбе против народа на кучку проходимцев и отщепенцев, обреченных историей на гибель, то Глеб в своей борьбе за восстановление завода органически слит с массой. Рабочие завода видят в нем надежного товарища по борьбе, с которым можно перевернуть «тридцать три горы».

Из вышесказанной цитаты можно сделать вывод, что и герой романа «Цемент» по всем показателям вписывается в рамки соцреалистического романа, то есть, автор неоднократно подчеркивает, что его герой частичка коллектива, что он существует в народной массе и готов посвятить всю свою жизнь общему делу.

В сценах романа, где действует Глеб и руководимые им люди, мы видим его как верного ленивца, глубоко понимающего политику партии и черпающего в ней силы для борьбы. «Верный сын партии» - Глеб Чумалов правильно понял переход к нэпу, как борьбу за социализм. На простом языке он объясняет рабочим смысл нэпа. «Что такое новая экономическая политика? Это – бей черта по зубам хозяйственным строительством».

На протяжении всего романа писатель убеждает в том, что в борьбе за социализм «человек растет и делается непобедимым». И как пишет исследователь Уханов: «важную роль для понимания этой стороны романа играет образ Даши Чумаловой».

«В образе Даши Чумаловой, - говорит Гладков, - мне хотелось нарисовать …женщину, завоевавшую, своей жизнью право быть в рядах рабочего класса». Читая роман видно, что Гладков пытается создать сильный образ советской женщины, которая только благодаря революции почувствовала себя человеком, а не «вещью мужчины»:

«Я теперь не только баба…Видишь, Глеб, я свободная советская гражданка,» - говорит Даша своему мужу.

До революции Даша была только «как мужняя жена, немножко упрямая, немножко своенравная», духовные её интересы не отличались от интересов жены бондаря Моти Савчука. Первое время Даша наивно считала, что революция не коснется ее. Но как пишет Гладков «революция не прошла мимо ее уютного домика, мимо ее сердца».

Как и должно быть в соцреалистическом романе – все личное у героини, как и у героя уходит на далекий задний план. На первом месте у них дело служения революции. Таким образом, осознав свое место в борьбе, Даша «как будто родилась заново». Она не только борется сама, но становится организатором тех, кто хочет служить революции. И исследовательница Брайнина считает, что «вполне естественно, что прежний идеал тихой жизни в уютном домике с занавесками, домашняя жизнь для нее стала «…уже обидно ничтожной и унизительной», и « к ней бы она уже никогда бы не возвратилась».

Но вернувшийся с войны Глеб по-прежнему видит в ней только женщину, чем крайне обижает Дашу. Однако мы имеем дело с романом соцреализма, а значит в «в процессе борьбы за восстановление завода» Глеб начинает видеть в ней не только любимую жену, но и товарища по борьбе и «освобождается от буржуазных взглядов на семью». Нет в соцреализме понятия «семья», есть понятие «коллектив», «община». Все это привело героя к тому, что для него «Даша стала дороже и больше жены, и сердце его волновалось нежностью к ней, как к новому другу, которого он не имел раньше никогда».

Глеб стал вести себя по отношению к Даше, как настоящий коммунист, понимая, что счастливая семейная жизнь немыслима без равноправия мужчины и женщины. Но, как мы видим, счастливой семьи так и не получилось.

Даша нарисована Гладковым, как человек противоречивый. На мой взгляд, права критик Гусева, которая в статье «Две формы семьи, два понимания нравственности», пишет: «Мечта о переустройстве семьи на новых началах, о том, чтобы быть для мужа не только женой, но и товарищем…Даша встает на неверный путь отрицания каких-либо обязанностей по отношению к семье…».

Видное место в романе Гладковым отведено интеллигенции. Для эпохи восстановления народного хозяйства проблема кадров была одной из актуальных. Специалистов, вышедших из среды рабочих, тогда ещё было очень мало. Без старых кадров трудно было создать новое общество, вырастить социалистическую интеллигенцию.

По мнению исследователя Власенко романом «Цемент» Гладков внес большой вклад «в дело борьбы коммунистической партии с врагами советского государства по вопросу о роли интеллигенции в хозяйственном строительстве». В годы восстановления народного хозяйства писатель на взятом из жизни материале художественно доказал несостоятельность враждебных мнений о невозможности единства между рабочим классом и старыми, опытными кадрами русской интеллигенции, «рабочий Глеб Чумалов способен быть другом инженера Клейста». Как и все образы романа, Клейст выступает человеком, пропитанным буржуазными взглядами на жизнь. Революцию он принимает как хаос, несущий разрушения, что в результате приводит инженера в лагерь врагов революции. Белогвардейцев господин инженер считает спасителями культуры. Однако Гладков, что не удивительно, показывает «белых» не с самой лучшей стороны. Клейст возненавидел белогвардейцев, но и рабочих он считает варварами. Так он оказался в одиночестве между двумя лагерями, ненавидя тот и другой. Оставшись на заводе, он по-прежнему считает, что с революцией пришел конец созидательной работе. Писатель показывает нам комнату инженера. Через вещи, окружающие Клейста, его внешний облик Гладков подчеркивает его отрешенность от жизни. Но революция вспомнила о инженере с мировым именем. Сценой, где Глеб открывает окно в комнате Клейста и своим шлемом сбивает паутину, разгоняет пауков, Гладков как бы заранее предупреждает, что в борьбе за Клейста Глеб выйдет победителем. Как свежий воздух ворвался в давно закрытую комнату Клейста, так благодаря Глебу и для самого Клейста началась другая жизнь.

Все художественные средства писатель подчинил единой цели-героизации труда советского человека, в буднях народа он хотел показать советскому читателю поэзию и героику революционного дела. Романом «Цемент» Гладков вывел тему труда на широкую дорогу, что советского человека правдиво можно изобразить только в деянии, что свободный труд таит в себе многообразные связи и положения.

Гладков довольно скупо рисует портреты, однако его нельзя обвинить в недостаточной индивидуализации своих героев, даже несмотря на то, что они все до единого вставлены в рамки соцреалистического романа. Что касается пейзажа, то по этому поводу я могу позволить себе не согласиться с советскими критиками, которые считают, что « пейзаж, как и вся жизнь народа, разнообразен и величествен… наследует всё, что добыто человечеством и делает жизнь прекрасной». Я считаю, что пейзажный фон романа ограничивается видом завода, товарными поездами, полуразрушенными зданиями.

В финале романа мы видим обязательный, для соцреалистического романа, элемент – публичное выступление главного героя. «Мы ставили ставку на кровь и своей кровью зажгли весь земной шар», - произносит Глеб Чумалов в своей речи.

Финал романа наполнен революционно-социалистическим пафосом: «Завод! Сколько положено сил, сколько было борьбы! Вот он, завод, - богатырь и красавец! Был он недавно мертвец-свалка, руины, крысиное гнездо. А теперь -грохочут дизеля, звенят провода, насыщенные электричеством, играют роллами бремсберги и гремят вагонетки… Колыхались и трепетали знамена и транспаранты. Песни и взрывы голосов потрясали воздух, и под ногами Глеба дрожала дощатая настилка…»

Из выше приведенной цитаты видно, что финал романа также соответствует схеме соцреалистического жанра. В заключительных словах автора отчетливо прослеживается коммунистический пафос и призыв к преданности делу революции. Автор описывает воскрешение завода, как некое чудо.

Заключение.

Работая над свом рефератом, мне пришлось познакомиться с некоторыми монографиями, посвященными творчеству Гладкова. Самым последним исследованием, которое мне удалось найти было выпущено в 1983 году, то есть в то время коммунистического режима в нашей стране, во время, когда еще не родилось поколение, которое сейчас обучается в вузах и занимается изучением творчества Гладкова. Следовательно, можно сделать вывод, что соцреалистические романы в современное время исследуются больше с точки зрения самого явления соцреализма, а не как художественные шедевры классики. И это не удивительно, ведь большинство таких романов было написано в условиях жесткой цензуры партии, которая в свою очередь требовала от писателя определенных сюжетов, определенных героев, определенной идеи.

Список литературы.

  1. И. П. Пуханов «Творческий путь Ф. Гладкова». (Москва, 1953)

  2. А. П. Воложенин «Федор Гладков» (Москва, 1969)

  3. А. Н. Власенко «Федор Гладков» (Москва, 1983)

  4. Б. Брайнина «Цемент» (Москва, 1965)

  5. С. Петров «Социалистический реализм в художественной литературе» ( Москва, 1976)

  6. Б. Брайнина «Талант и труд» (Москва, 1977)

  7. Б. Брайнина «Ф.В. Гладков» (Москва, 1958)

  8. «Поэтика русской советской прозы» ( межвузовский сборник, Москва, 1987)

gigabaza.ru

Памяти ФЕДОРА ВАСИЛЬЕВИЧА ГЛАДКОВА. Цемент - 12:20

kvistrel.su

Цемент 1 серия

По одноименному роману Федора Гладкова.На цементный завод, разрушенный в дни гражданской войны, вернулся демобилизованный военком Глеб Чумалов, бывший рабочий завода. Партия поручила ему большое дело — стать во главе восстановительных работ. Чумалову приходилось бороться с косностью некоторых деморализованных безработицей, опустившихся рабочих, бюрократизмом старых и новых чиновников советского аппарата, перебоями в получении необходимых стро¬ительству денег и материалов, злобными происками замаскировавшихся врагов из числа технических специалистов. Глебу Чумалову, сколотившему вокруг себя дружный коллектив партийцев и рабочих-энтузиастов, удалось преодолеть все препятствия — цементный завод вступил в число действующих предприятий молодой Советской республики.

Фёдор Гладков

ЦЕМЕНТ

«Я   ЖИЛ   И   ДЫШАЛ   ЭТОЙ   БОРЬБОЙ…»

Отгремели громы гражданской войны, и советский народ с энтузиазмом перешел к хозяйственному строительству. Началась героическая битва на мирном фронте.

Главной задачей литературы социалистического реализма становится изображение великой созидательной работы, свободного труда советского человека.

В советской литературе к тому времени уже появились книги, посвященные теме труда. Завоевали народное признание классические произведения Маяковского, стихи Бедного, Безыменского и других поэтов. Что касается прозы, то здесь было сделано значительно меньше — объемный, художественно полноценный образ героя новой эпохи еще не был создан. А такой герои уже существовал в жизни, и читатель мечтал увидеть его в литературе. Федор Гладков первым из советских писателей откликнулся на этот зов времени.

Федор Васильевич Гладков (1883–1958), один из основоположников советской литературы, начал свою творческую деятельность задолго до Великой Октябрьской социалистической революции (первый его рассказ был напечатан в 1900 г.). Трудным было начало его жизненного пути, но именно оно определило основную тему его дореволюционного творчества. Бывшему нищему крестьянскому мальчонке из захудалой старообрядческой деревни Чернавка Саратовской губернии (ныне Пензенской области), ценой нечеловеческой борьбы за существование превратившегося в народного учителя и профессионального революционера, были близки и понятны страдания и чаяния простого народа. Свои произведения он посвящает жизни рабочего люда, крестьянской бедноты, каторжников, босяков. Самым значительным из них является рассказ «Пучина» (1916) — о неизбежности и закономерности роста революционного самосознания народа.

По свежим следам своего участия в революционных боях за Советскую власть и сражениях с белогвардейцами на Черноморском побережье Гладков пишет рассказ «Зеленя» (1921). отразивший события гражданской войны в казачьих станицах на Кубани.

Но по-настоящему талант Федора Гладкова раскрылся в романе «Цемент», напечатанном в 1925 году. О том времени, когда создавался роман, он говорил:

«Родились новые люди, зарождались новые формы быта, общественных отношении. Я жил и дышал этой борьбой, как рядовой партии и работник. И в этой борьбе впервые вспыхнула во мне новая система образов, я весь был захвачен поэмой «Цемент».

Роман «Цемент» явился первым большим произведением о героика хозяйственного строительства, созидательной силе социалистической революции, в котором по-новому был показан герой в его конкретном Деле, в его поступках, в героике и обыденности, небывалом размахе и богатстве его внутреннего мира.

А  современность   и   своевременность   романа    были   сразу    отмечены А. М. Горьким. Он писал (23 августа 1925 года) Гладкову об огромном социально-историческом значении «Цемента»: «На мой взгляд, это очень значительная, очень хорошая книга. В ней впервые за время революции крепко взята  и ярко освещена  наиболее значительная тема современности — труд. До Вас этой темы никто еще не коснулся с такой силой. И так умно».

Уже в самом заглавии выражен глубокий смысл романа: цемент — это символ несгибаемой воли партии коммунистов, которая цементирует, скрепляет, направляет живые, лучшие силы народа на победу и созидание.

Перед нами оживает целая эпоха народной жизни первой половины 20-х годов. Здесь и новая экономическая политика, и партийная чистка, и преодоление мелкобуржуазной стихии, и ломка старого и строительство нового быта, и привлечение к работе буржуазных специалистов, и процесс овладевания передовыми техническими знаниями, и борьба с вредительством и остатками белогвардейских банд.

Образ центрального героя романа — Глеба Чумалова, как и образы других героев, раскрывается в борьбе за жизнь завода, за его скорейшее восстановление. Этим прежде всего обусловлены единство, гармоническая цельность композиции «Цемента».

Узловыми моментами сюжета являются чаще всего массовые сцены. Показывая революционное мужество, благородство Глеба, автор нигде не противопоставляет своего героя рабочим. Глеб, революционер-коммунист, организует массы, ведет их за собою и в то же время наравне с ними участвует в общем деле. Это помогает ему всем своим существом почувствовать неотъемлемое и самое благородное качество рабочего человека — любовь к труду. Труд — святая святых, отнять его у рабочего — значит лишить жизнь всякого смысла.

— Понимаете, — говорил Гладков автору этой статьи, — на собственном опыте убедился, как сознание бездействия останавливает дыхание. Нечем дышать. Ложись и помирай… Страшное слово «безработица» — катастрофа, трагедия, разверзшаяся под ногами бездна…

С лирическим пафосом написана глубокая по смыслу финальная сцена романа: пуск восстановленного цементного завода. На торжественном митинге под грохот аплодисментов рабочие чествуют Глеба, называя его самоотверженным героем. Но Глеб, потрясенный радостью, не чувствует себя таковым:

«Что его жизнь, когда она — пылинка в этом океане человеческих жизней?.. Нет у него слов и нет жизни, отдельных от этих масс.

Он не помнил, что говорил. Ему казалось, что голос его был слабеньким, надрывным, глухим, а на самом деле слова его, усиленные эхом, гулко разносились по всему взгорью».

Это отнюдь не самоуничижение, а то высокое благородство скромности, которое вызвано чувством достоинства, гордым сознанием неразрывной связи с коллективом.

В образе Глеба Чумалова нашли свое отражение характерные черты передового рабочего первой половины 20-х годов. Именно поэтому роман стал достоянием читателей не только своего времени: широта и глубина обобщения обусловили ему долгую жизнь в литературе. Роман «Цемент» переведен на все языки Советского Союза и почти на все языки мира.

Однако сразу после выхода «Цемента» в свет вокруг него разгорелась острая полемика, характерная для сложной литературно-идейной обстановки тех лет.

Гладков стремился выразить в искусстве небывалые исторические сдвиги — события, по размаху, но силе, по содержанию знаменующие новую эру в мировой истории. Это новое сказалось во всем: в теме, в расстановке социальных сил, в выборе и характере героев, определяющих движение сюжета и композицию, а также в самом ритме, темпе произведения. Однако некоторые критики не хотели видеть этой новизны. Для них героико-романтический пафос «Цемента» был лишь «героическим штампом», литературным приемом, а Глеб трактовался как выдуманный, тенденциозный герой, якобы «перескакивающий» через трудности.

Одним из тех, кто дал сильный отпор критикам, не понявшим романа был А. В. Луначарский. Он неоднократно писал о «Цементе», называя его массивным, энергичным, первым пролетарским произведением, пронизанным духом нашего строительства, раскрывающим «почти в величественных формах» серию типичных событий и характеров периода восстановления и создания нашего социалистического хозяйства. В 1926 году в статье «Достижения нашего искусства» (журнал «Жизнь искусства», № 19) А. В. Луначарский сказал пророческие слова: «На этом цементном фундаменте можно строить и дальше».

На вопрос, заданный Гладкову в 1955 году, как он относился в свое время к полемике критиков, возникшей вокруг «Цемента», писатель ответил: «Ну, конечно, как все смертные, скорбел и терзался, когда меня хулили, не понимали, и ликовал, когда одобряли, хвалили. Но главное было не в этом: не только почти все время, но все эмоции уходили на яростную борьбу (и в устных выступлениях, и в прессе) за революционные принципы, за нового героя в жизни и литературе. Все «личное» отодвигалось на второй план.

Однако не думайте, что мы были аскетами: мы отличались чертовской жизнерадостностью и жизнеспособностью» (письмо к автору этой статьи от 8 июня 1955 года).

Социально-политическая обстановка того времени заставляла Гладкова бороться за свою тему, за своего героя и после выхода романа в свет. Молодая Страна Советов, восстанавливая разрушенное интервентами и белогвардейцами народное хозяйство, продолжала жить «лихорадкой борьбы», и Гладков горел в революционных боях с не меньшей силой, чем в гражданскую войну. Защищая свои принципы, он пишет в конце 1925 года (журнал «Журналист», 1925, № 10): «Подлинным писателем современности может быть только тот, кто способен не только объяснять ее, но и преображать, не только жить настоящим, но и уметь видеть будущее. Современный наш писатель неизбежно должен быть романтиком в революционном значении этого слова. Только такой художник и создает новую литературу».

Читать полностью http://www.litmir.net/br/?b=130479

Цемент (роман) - это... Что такое Цемент (роман)?

«Цеме́нт» — роман русского писателя Фёдора Гладкова, классическое произведение социалистического реализма и один из первых образцов советского «производственного романа». Написан в первой половине 1920-х годов, опубликован в 1925 году. Последующие издания дорабатывались автором. Роман многократно переиздавался в СССР вплоть до 1990-х годов, и был переведён на десятки мировых языков.

История

В романе отразились впечатления Гладкова о его жизни в Новороссийске, где он находился в годы Октябрьской революции и Гражданской войны.

Там он был назначен редактором газеты «Красное Черноморье» и прикреплён к партячейке цементного завода, где принимал участие в организационных делах по восстановлению завода. В 1921 году «как интеллигент и меньшевик» был исключен из партии (позднее, уже после публикации романа, восстановлен)[1].

Роман был написан уже в Москве и вырос из трёх рассказов того периода: «Встреча покаянных» (1923), «Бремсберг» (1922) и «Разорванная паутина» (1923). Как отмечал в автобиографии сам писатель, роман «…писался по ночам в неприютной, холодной, похожей на одиночку подвальной комнатушке на Смоленском бульваре»[2]. Закончен он был в 1924 году и впервые опубликован в журнале «Красная новь», в №№ 1—6 за 1925 год. В начале 1926 года вышел отдельной книгой в издательстве «Земля и фабрика» в составе собрания сочинений Гладкова.

Книга имела большой успех: первый тираж в 10 тысяч разошёлся за месяц, и уже в 1926—1927 годах состоялось 10 изданий. Всего только при жизни автора (до 1958 года) вышло 36 изданий романа на русском языке[3].

Сюжет

Действие начинается в марте 1921 года (уже объявлено о курсе на новую экономическую политику) в южном приморском городе, название которого не указывается.

Красноармеец Глеб Чумалов возвращается после Гражданской войны домой, в посёлок Уютная Колония при огромном заводе. Он не был там три года и по возвращении видит кругом разруху и голод: завод, на котором некогда работали жители посёлка и сам Глеб, остановлен и заброшен, оборудование потихоньку разворовывается, рабочие разводят коз и на оставшихся станках изготовляют на продажу зажигалки. В семье Глеба тоже встретили не так, как он ожидал: его жена Даша почти не бывает дома, поскольку занята на ответственной партийной работе в женотделе, их дочь Нюрка воспитывается в детском доме, где дети голодают. Глебу трудно общаться с Дашей, поскольку та сильно изменилась: у неё появились независимые взгляды, не всегда понятные ему, к тому же Глебу никак не удаётся выяснить, как она жила без него все эти три года.

Наблюдая жизнь бывших рабочих, Глеб понимает, что воодушевить их может только пуск завода. Будучи избранным главой партячейки завода, он призывает других коммунистов к работе по наладке бремсберга для того, чтобы возить из леса дрова. Глеб также привлекает к работе пожилого инженера Клейста, когда-то спроектировавшего и построившего завод. Рабочие принимаются за постройку бремсберга и за несколько дней почти заканчивают его, однако работа прерывается из-за атаки бело-зелёных банд, собравшихся из казачьих станиц. Бандиты сначала обстреливают рабочих, потом нападают и разрушают бремсберг. В лесу начинаются бои, строительство временно прекращается. В городе происходит «ущемление» — конфискация имущества у обеспеченных семей и их выселение в предместье.

Постепенно обстановка нормализуется. Появляются первые плоды НЭПа: в городе открываются магазины, снова работают рестораны. В порт приходит пароход с белогвардейцами, которые поняли, что не могут покинуть родину и просят принять их. Глеб вновь сближается с Дашей, узнав, что ей пришлось пережить в годы, когда он воевал, а она тайно поддерживала подполье и едва не была расстреляна белогвардейцами. Он, однако, продолжает ревновать её к предисполкому Бадьину, к которому чувствует неприязнь. Тем временем жертвой насилия со стороны Бадьина становится Поля Мехова, председатель женотдела.

Для восстановления завода из совнархоза присылают специалистов, которые, однако, только тормозят работу, ссылаясь на инструкции промбюро. Чумалов, видя вокруг себя «злостный саботаж под видом заседательской и бумажной суетни», уезжает в командировку, чтобы лично разобраться с бюрократией в промбюро. По возвращении он обнаруживает, что все работы на заводе прекращены, потому что «совнархоз не нашел возможным продолжать ремонт за отсутствием необходимых средств и без санкции высших хозяйственных органов», однако Глеб призывает рабочих продолжить восстановление производства без разрешения свыше. От Даши он узнаёт, что за время его отъезда в детдоме умерла Нюрка.

Приезжает комиссия, которая проводит чистку заводской партячейки: из числа коммунистов исключают всех, в ком есть хоть малейшее сомнение, в том числе Мехову, Ивагина, Жука и других. Параллельно происходит ревизия в совнархозе и заводоуправлении. В конце октября там арестовывают Шрамма и нескольких спецов. Так и не сумев наладить прежние семейные отношения с Дашей, которая уходит жить к Поле, чтобы поддержать её в трудный момент, Глеб понимает, что главное сейчас — упорный труд ради будущего.

Пуск завода назначается на день четвёртой годовщины Октября. У завода происходит многотысячный праздничный митинг, на котором с речами выступают Бадьин и Чумалов.

Персонажи

  • Глеб Иванович Чумалов — коммунист, красноармеец, бывший слесарь завода
  • Дарья Чумалова — жена Глеба, коммунистка, работница женотдела
  • Лошак — слесарь завода
  • Громада — слесарь завода
  • Савчук — заводской бондарь
  • Мотя Савчук — жена бондаря, подруга Дарьи
  • Брынза — заводской механик
  • Жук — заводской токарь
  • Герман Германович Клейст — пожилой инженер, технорук завода
  • Поля Мехова — завженотделом
  • Бадьин — предисполком
  • Жидкий — секретарь парткома
  • Чибис — предчека
  • Лухава — предсовпроф
  • Шрамм — председатель совнархоза
  • Сергей Ивагин — коммунист, выходец из интеллигентной семьи
  • Дмитрий Ивагин — брат Сергея, симпатизирующий белогвардейцам
  • Иван Арсеньич Ивагин — их отец, пожилой интеллигент
  • Борщий — казак, волпредисподком
  • Цхеладзе — бывший партизан

Критика

Согласно традиционной в советском литературоведении точке зрения, основной темой романа является «цементирование трудом новых обществ, отношений и связей, возникновение новой социалистич. дисциплины, новой семьи», при этом для произведения характерны «героизация событий, приподнятость стиля, широкий поток метафор, обилие неологизмов» (Л. Н. Ульрих)[4]. Вместе с тем, современные исследователи отмечают, что «…при всех оптимистических нотах «Цемент» прочитывается как глубоко трагедийное произведение. (…) «Цемент» буквально заселен людскими несчастьями: разрушена семья главных героев, ушло тепло семейного очага, поругана любовь, мать с лёгкостью оставляет малолетнюю дочь, которую голод заставляет собирать пищу на свалке. Слёзы, истерики, оскорбительные объяснения и унизительные поступки — и почти на всём лежит печать жестокосердия. Взвинченные насилием истории, люди не могут найти себе душевного покоя» (Н. А. Грознова)[1].

После публикации роман вызвал неоднозначные отзывы. Максим Горький положительно оценил роман, написав автору так[5]:

…Это — очень значительная, очень хорошая книга. В ней впервые за время революции крепко взята и ярко освещена наиболее значительная тема современности — труд… весьма удались и характеры. Глеб вырезан четко и хотя он романтизирован, но это так и надо… Даша — тоже удалась… Вообще все характеры у Вас светятся, играют.

Неоднократно в поддержку романа высказывался А. В. Луначарский. В статье 1926 года «Достижения нашего искусства» его характеристика современной советской прозы начинается с упоминания о «Цементе»[6]:

В беллетристике пролетарский отряд дал несколько замечательных произведений, во главе которых приходится поставить массивный и энергичный роман Гладкова «Цемент». На этом цементном фундаменте можно строить и дальше.

В статье 1927 года «Десять книг за десять лет революции» Луначарский назвал «Цемент» в числе лучших произведений, хотя отметил, что роману «повредила некоторая манерность изложения, которой Гладков как бы хотел доказать, что он виртуозно владеет нынешним, несколько вымученным стилем»; при этом «если у Гладкова и встречается-некоторое манерничание, то оно не преобладает над содержанием и не портит его»[6]:

Сам же роман превосходен. Он является действительно полновесным выражением начального периода строительства и совершенно естественно, без натуги, вырастает в наших глазах в символ этого замечательного времени.

Отрицательно оценил роман Осип Брик, назвав его в рецензии для журнала «На литературном посту» (1926) «плохой книгой». Основные претензии критика состояли в том, что две главные сюжетные линии романа («Глеб строит завод» и «Даша строит новый быт») оказались почти никак не связаны, что автор переборщил с героикой в изображении главных действующих лиц («Получился Глеб-Ахиллес, Глеб-Роланд, Глеб-Илья Муромец, но Глеба Чумалова не получилось», а вместо реальной Даши Чумаловой автор изобразил «стопроцентную пролетарку-героиню, Жанну д’Арк»). В итоге, по мнению Брика, в книге «есть всё, что рекомендуется в лучших поваренных книжках, но повесть получилась несъедобная, потому что продукты не сварены; и только для вида смяты в один литературный паштет. (…) „Цемент“ — плохая, неудачно сделанная, вредная вещь, которая ничего не синтезирует, а только затемняет основную линию нашего литературного развития…»[7].

Г. Горбачёв, признавая, что «Цемент» — «один из лучших пролетарских романов по остроте темы, по сложности и многообразию типов партийцев, по пафосу строительства, по чёткости основных идеологических линий», отмечает, что роман «имеет ряд недостатков, связанных с общими свойствами поэтики Гладкова»[8]: в частности, в романе

...партийцы и рабочие… оказались полуистериками, рефлектиками и патологически чувствующими субъектами.

Переводы

Первые переводы романа на основные европейские языки появились уже вскоре после его публикации по-русски: в 1927 году он вышел на немецком языке[9], в 1928 году на французском[10] и испанском [11], в 1929 году на английском[12], в 1933 году издан в Бразилии на португальском[13].

В общей сложности роман был издан в 52 странах[14].

В 1994 году английский перевод был переиздан в серии книг «Европейская классика» в Иллинойсе (США)[15].

Экранизация

Первая экранизация романа была сделана уже в 1927 году в Одессе Владимиром Вильнером, роль Глеба Чумалова исполнил Хайри Эмир-заде. Этот фильм не сохранился.

В 1973 году режиссёры Александр Бланк и Сергей Линков сняли двухсерийный телефильм по мотивам романа, в котором главные роли исполнили Роман Громадский (Глеб Чумалов), Людмила Зайцева (Даша Чумалова), Бруно Фрейндлих (Клейст), Армен Джигарханян (Бадьин) и др.

Дополнительные факты

  • Персонаж с именем Глеб Чумалов (заместитель начальника строительства) появляется в следующем крупном произведении Гладкова — романе «Энергия» (1932).
  • Маяковский в своём стихотворении «Письмо писателя Владимира Владимировича Маяковского писателю Алексею Максимовичу Горькому» так отозвался о «Цементе»:
чем гордиться?
Продают «Цемент»
со всех лотков.
Вы
такую книгу, что ли, цените?
Нет нигде цемента,
а Гладков
написал
благодарственный молебен о цементе.

Примечания

  1. ↑ 1 2 Н. А. Грознова. ГЛАДКОВ Федор Васильевич // Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги. Биобиблиографический словарь. Том 1. М., 2005. (Цит. по: http://www.hrono.info/biograf/bio_g/gladkov_fv.php)
  2. ↑ Автобиография // Ф. Гладков. Собрание сочинений. Том 1. Повести и рассказы (1901—1926). М.: Гослитиздат, 1958. (Цит. по: http://www.hrono.info/biograf/bio_g/gladkov_fv.php)
  3. ↑ Хартман А. Роман Ф. Гладкова «Цемент»: История создания и восприятия романа в Советском Союзе и в Германии // Немцы в России: Русско-немецкие научные и культурные связи: Сборник статей. СПб.: Дмитрий Буланин, 2000. ISBN 5-86007-248-1
  4. ↑ Гладков, Фёдор Васильевич // Краткая литературная энциклопедия: В 9 т. Т. 2.— М.: Сов. энцикл., 1964.
  5. ↑ М. Горький, Собрание сочинений в 30-ти томах. Т. 29. М.: Гослитиздат, 1955. — С. 438—39
  6. ↑ 1 2 Десять книг за десять лет революции // А. В. Луначарский. Собрание сочинений в восьми томах. Том 2. М., 1964. — С. 360.
  7. ↑ О. Брик. Почему понравился «Цемент»
  8. ↑ Гладков, Фёдор Васильевич // Литературная энциклопедия: В 11 т. Т. 2. — [М.]: Изд-во Ком. Акад., 1929.
  9. ↑ Fedor Gladkov. Zement: Roman; Olga Halpern [Übers.] Berlin: Verl. für Literatur und Politik, 1927.
  10. ↑ Fedor Gladkov. Le Ciment. Traduit du russe par Victor-Serge. Paris: Editions Sociales Internationales, 1928.
  11. ↑ Fedor Gladkov. El cemento; prólogo de Julio Alvarez del Vayo, traducción de José Viana. Madrid: Ed. Cenit, 1928.
  12. ↑ Fedor Gladkov. Cement; trans. A. S. Arthur and G Ashleigh. London: Martin Lawrence, 1929.
  13. ↑ Fédor Gladkov. Cimento. São Paulo: Unitas, 1933.
  14. ↑ Возвращение Гладкова // «Литературная газета», № 27, 2 июля 2008
  15. ↑ Fyodor Vasilievich Gladkov. Cement

Ссылки

dal.academic.ru


Смотрите также