Казахстанского цемента станет больше. Казахстан потребность в цементе


Серое завтра - ExpertOnline.kz

Производство цемента уже давно, как только в Казахстане началось массовое возведение жилья, стало считаться достаточно рентабельным и быстроокупаемым с точки зрения вложенных инвестиций занятием. В 2005 году потребности отечественных строителей в цементе составят 5 млн тонн. При этом около 4 млн тонн произведут местные цементные заводы, еще 1 млн тонн будут импортированы из-за рубежа. По оценкам экспертов, к 2010 году потребление цемента в нашей стране превысит 8 млн тонн. Совокупная мощность пяти крупнейших игроков цементного рынка - Бухтарминского ( ОАО "Восток-Цемент"), Шымкентского ( АО "Шымкент Цемент"), Карагандинского ( АО Central Asia Cemen), Семипалатинского ( АО "Семейцемент"), Састюбинского ( АО "Састобе Цемент") - составляет порядка 10 млн тонн в год (Састюбинский цементный завод производит цемент специфичных марок, поэтому его в список производителей цемента наиболее популярных у строителей марок не включают). Поэтому предстоит решить, что выгоднее - возводить новые цементные заводы или же модернизировать действующие, работающие пока в половину своих производственных мощностей.

Много заводов больших и разных?

5 сентября на встрече с представителями бизнес-элиты Алматы президент Нурсултан Назарбаев высказал мнение, что необходимо "развивать отечественную стройиндустрию, в частности, строить современные цементные и кирпичные производства". По мнению главы государства, Казахстан сейчас "кормит" все российские кирпичные заводы и цементные производства, "хотя сырье есть на месте". Кроме того, развитие этого бизнеса позволит экспортировать строительную продукцию в бурно развивающиеся Афганистан и Иран.

"При той инфраструктуре, которую мы имеем, выгоднее модернизировать старые линии, потому как и инвестиционные вложения меньше в десятки раз, и окупятся они гораздо быстрее, - считает председатель правления ОАО "Восток-Цемент" Константин Морозов. - Можно, конечно, понастроить цементных заводов, как это было сделано в Малайзии, где сейчас идет перепроизводство и они закрываются, но зачем?".

Действующие казахстанские заводы в состоянии в полном объеме выполнять заказы строителей, вопрос только в том, где взять деньги на реконструкцию устаревшего оборудования. Ведь все заводы были построены в 50-е годы, и ныне изношенность основных фондов составляет в среднем 50%. Их состояние и технологические возможности соответствуют 70-м годам прошлого века.

Для того чтобы ввести в строй только одну технологическую линию мощностью 1 млн тонн, требуется 100-150 млн долларов. Не говоря уже о создании новых линий по производству цемента так называемым сухим, энергосберегающим, способом (по которому работают во всем мире). Все казахстанские заводы производят цемент "мокрым" способом. Один "сухой" завод построен в Караганде, но у него отсутствуют необходимые технологические параметры, поэтому он простаивал. В данное время руководство АО Central Asia Cemen, после проведения технологического аудита международными экспертными службами, приняло решение о восстановлении одной из двух существующих линий "сухого" способа производства. Когда линия будет восстановлена, завод сможет выпускать на 1 млн тонн цемента в год больше.

Однако то, что для производителей сейчас хорошо ("мокрый" способ менее затратен по вложению инвестиций), в будущем может обернуться смертью. Если Казахстан вступит в ВТО, то возникнет необходимость доводить цены на энергоресурсы до мирового уровня. Тогда цемент, произведенный по "мокрой" технологии, станет совершенно неконкурентоспособен, потому что при таком способе расход топлива практически в два раза выше, чем при "сухом". И производителям придется либо в срочном порядке изыскивать ресурсы, дабы перейти на "сухую" технологию, либо вовсе сворачивать производство.

Есть трудности и с одним из компонентов, входящим в состав цемента.

Металлургическая промышленность производит для цементников шлак. Правда, для самой металлургической промышленности это вовсе не сырье, а отходы производства, причем плохо влияющие на экологию. В мировой практике принято доплачивать производителям цемента за то, что они перерабатывают шлак. У нас этого, понятно, не делают. Мало того, еще и продают эти самые отходы. "К примеру, завод уже несколько лет закрыт, на его территории лежит куча шлака, который мы хотим взять. Тут появляется некая коммерческая структура, во владения которой отходит эта куча. И мы должны заплатить, чтобы получить необходимое нам сырье. Правда, мы в основном работаем с Карагандинским металлургическим заводом и платим лишь за погрузку и транспортировку", - говорит г-н Морозов.

Подумать об инвестициях

Более вероятен второй вариант (цементникам придется сворачивать производство), так как инвесторов найти им достаточно сложно, ведь цемент - это низкорентабельное производство. "Сейчас у многих возникает желание вкладывать деньги в строительство заводов, причем все считают так: вложим 100 млн долларов, завод произведет 1 млн тонн в год, с каждой тонны можно получить по 10 долларов, получается 10 млн в год - завод окупается за десять лет. Но при этом никто не учитывает нюансов: во-первых, спрос на эту продукцию подвержен фактору сезонности: если летом мы продаем большие объемы, то зимой всего 5-7 тонн, во-вторых, велики затраты на перевозку. В итоге из тех 10 млн остается только 1. И когда все это просчитывают, отказываются от инвестирования", - говорит г-н Морозов.

Возможно, если Казахстан пойдет по пути консолидации, по которому пошло большинство стран, вопрос инвестирования не будет стоять так остро. Вероятно, уже через несколько лет все казахстанские цементники придут к пониманию того, что в одиночку им не выжить. И либо будут поглощены цементными компаниями, имеющими активы по всему миру, либо сольются друг с другом. В нынешнее время только один завод - "Шымкентцемент" - входит в структуру крупного холдинга мирового уровня. В 1998 году его приобрела французская компания Ciments Francais, имеющая 55 цементных заводов в 13 странах мира. Она, в свою очередь, является дочерним предприятием корпорации Italcementi Group.

Эксперты говорят, что самым логичным слиянием оказалось бы слияние двух заводов, находящихся в Восточно-Казахстанской области - Усть-Каменогорского и Семипалатинского. Они находятся недалеко друг от друга и потому вынуждены продавать товар на одних и тех же рынках. Для обоих предприятий это соседство невыгодно, но объединив усилия, они смогли бы контролировать большую часть рынка.

Спорные моменты

Пока же большинству производителей приходится рассчитывать только на свои силы. Отсюда и ежегодное повышение цен на "серый" материал. При минимальной стоимости цемента заводам сложно было поддерживать собственное производство. Теперь же, когда цена цемента в Казахстане достигла практически уровня стоимости этого строительного материала в европейских странах и у цементников появилась возможность делать инвестиции в собственный бизнес, их интересы столкнулись с интересами строителей. В июне этого года Ассоциация застройщиков Казахстана (АЗК) написала письмо на имя министра индустрии и торговли Сауата Мынбаева, в котором просит "рассмотреть ситуацию и принять соответствующие меры по стабилизации цементного рынка". Как сказали "Эксперту Казахстан" в АЗК, пойти на этот шаг их вынудили именно растущие из года в год цены. Причем в мае текущего года они поднялись более чем на 100% - с 8 до 18 тыс. тенге. Правда, потом опустились до 15 тыс. Строители даже опасаются, что под угрозу может быть поставлена реализация Государственной жилищной программы, мотивируя свои опасения тем, что цены на цемент значительно влияют на конечную стоимость жилья, так как в строительстве данный продукт применяется повсеместно. Однако назвать долю цемента в себестоимости 1 квадратного метра жилья в ассоциации затруднились. "Руководство ассоциации считает, что за последними событиями на отечественном рынке цемента стоит ценовой сговор производителей, что в соответствии с законом РК "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности" может рассматриваться как монополистическая деятельность", - отмечается в письме.

Производители же говорят, что "какое-либо лобби в наших условиях организовать невозможно". Помимо пяти крупнейших заводов, в Казахстане работает несколько мелких производств. Свою продукцию в страну ввозят несколько крупных заводов по производству строительных материалов из России, Киргизии и Узбекистана. Конкуренция значительная, и сложно представить, что может иметь место "ценовой сговор". Производители живут скорее в состоянии "ценовых войн". Кроме того, если у цементников не будет возможности возрождать заводы, им не удастся выйти на должный уровень производства, т.е. опять же останется дефицит, а значит, и высокая цена. Поэтому сейчас самым логичным было бы дать возможность цементникам самим разобраться со своими проблемами, чтобы в будущем они полностью могли обеспечивать строительный сектор собственной продукцией.

В конкуренции с импортом

"Рынок характеризуется высокими темпами роста, примерно 27% в год, потому и производители могут увеличивать темпы производства. Ситуацию в Казахстане я бы назвал рыночной, консолидации в отрасли нет - все заводы принадлежат различным структурам. К тому же существует импорт", - считает Константин Морозов. Правда, прежде Казахстан был страной-экспортером, потом превратился в стабильного импортера. Худшие времена отрасль переживала с 1996 до 2000 годы, когда общее потребление цемента составляло 680 тыс. тонн в год. Ни одно предприятие нормально не функционировало, и рынок сразу же наводнился импортерами. А после российского дефолта местным производителям и вовсе пришлось туго: цемент на приграничных российских заводах стоил 8-12 долларов за тонну, тогда как наши продавали по 40. Приходилось вводить ограничительные таможенные пошлины, чтобы уменьшить влияние иностранного цемента на местный рынок.

В данное время граница открыта, и, в принципе, сюда цемент везут из всех близлежащих стран - из Узбекистана, Киргизии, России. В "Восток-Цементе" решили так: "если процесс нельзя контролировать, то необходимо его возглавить", и заключили контракты с импортерами на реализацию в Казахстане продукции этих заводов. У компании для этого существует вся необходимая инфраструктура. "Если Казахстан в этом году потребит 5 млн, а казахстанские заводы произведут только 4, то один миллион в любом случае ввезут, а мы сможем на этом заработать", - говорит Константин Морозов.

Однако дело не только в том, что в Казахстане существует устойчивый дефицит цемента, но и в том, что некоторые заграничные заводы намного ближе расположены к некоторым крупным потребителям из Казахстана. "В России есть завод, который находится в 14 километрах от границы Казахстана, и им привести свою продукцию в Актюбинск стоит 3 доллара, а нам, из Усть-Каменогорска, - 18. При примерно сопоставимом качестве и себестоимости их цемент более конкурентоспособен за счет более низкой конечной цены. Поэтому нам с ними трудно конкурировать, легче отдать этот рынок", - говорит глава "Восток-Цемента".

Один из наиболее серьезных конкурентов отечественных производителей - Кантский цементно-шиферный комбинат (КЦШК), в 20 км от Бишкека. У него очень выгодное месторасположение - он ближе, чем все казахстанские заводы, находится к наиболее привлекательному с точки зрения сбыта рынку Алматы. "И что бы мы ни делали, алматинский рынок все равно будет интересовать киргизов", - говорит г-н Морозов. Контрольный пакет акций КЦШК, 67,64%, принадлежит компании Cimens de Lux, зарегистрированной в двух оффшорных зонах - Люксембурге и на Британских Виргинских островах. По наиболее распространенной в Киргизии версии за этим оффшором стоят казахстанские бизнесмены. Завод производит почти 1,3 млн тонн цемента в год, экспортируя более 80% от этого объема. Если в Киргизии цена за тонну цемента составляет 37,5 долларов, то на экспорт - уже 40,25 долларов.

Трудная дорога

Цемент далеко возить сложно, потому что стоимость перевозки сопоставима со стоимостью самого продукта. В Европе, например, заводы не поставляют свою продукцию более чем на 200 километров. Нашим же производителям приходится преодолевать до тысячи километров, только чтобы добраться до потребителя. Сейчас цемент наиболее востребован в Алматы, Астане, Атырау, Актау. Учитывая, что два завода находятся на востоке страны, один на севере и один на юге, трем из них выгоднее всего продавать свою продукцию в столице и только одному - "Шымкентцементу" - в Алматы. Западный Казахстан остается "невспаханным полем". Контракт на строительство в Западно-Казахстанской области цементного завода проектной мощностью 1,2 млн тонн подписан между акиматом ЗКО и компанией "Адани" еще в прошлом году, однако сроки окончания строительства этого объекта пока не определены.

Пока нашим производителям нет резона оставлять столь лакомый кусочек, Западно-Казахстанскую область, на съедение иностранным заводам. Однако тут возникает еще одна проблема - нехватка железнодорожных грузовых вагонов для перевозки цемента. Старые вагоны, которые имелись в распоряжении "Казахстан темир жолы", выходят из строя, а новых нет. Так что порой готовая продукция лежит на складах. И рады бы цементники заплатить втридорога за новые спецвагоны, только вот предложений пока не поступает - рынок не отреагировал на потребности. Потому как многие сейчас нацелены в основном на нефтяной сектор - и вагоны покупаются именно для его нужд. Для цементников на сегодняшний день это одна из актуальнейших проблем. И в ее разрешении могло бы помочь государство, предоставив для компаний-перевозчиков определенные льготные условия для приобретения новых вагонов. И цементники могли бы наращивать производство, не опасаясь, что их продукция вовремя не дойдет до потребителя.

expertonline.kz

Мощность и стоимость планируемых цементных производств в Казахстане со сроком запуска до 2010 года

Хотя кризис на строительном рынке и ударил по рынку цемента, это лишь незначительно отразилось на стратегии цементных компаний. Об инвестиционной стратегии и в целом о ситуации на цементном рынке страны «Эксперту Казахстан» рассказал господин Юрген Зеер, генеральный менеджер концерна HeidelbergCement по Центральной Азии, владеющего Бухтарминской цементной компанией.

– Господин Зеер, каковы сейчас, по вашим данным, объемы потребления цемента в Казахстане? Снизились ли они после наступления кризиса?

– Наши данные несколько отличаются от официальных. Потребление, по нашим расчетам, составляет чуть более 7 миллионов тонн. В прошлом году первые несколько месяцев после начала кризиса никаких существенных изменений не было, был нормальный процесс. А уже с начала этого года потребление начало снижаться, за первые четыре месяца оно упало на 14–15%.

– Ожидается ли в нынешнем году возвращение прежних объемов потребления?

– Это очень интересный вопрос, в том числе и для нас. Все будет зависеть от того, насколько быстро закончится кризис – это может произойти и через год, и через два, и через три. Судя по прогнозам правительства, кризис очень быстро должен закончиться. Но из нашего опыта следует, что это быстро не происходит. В Германии тоже был кризис, который пришел на смену строительному буму после объединения Восточной и Западной Германии. Тогда значительно сократилось потребление цемента, бетона и щебня. Потом возникла ситуация, когда потребление росло не слишком высокими темпами, но это был уже не кризис, а просто умеренный рост. Возможно, это же будет и в Казахстане – при оптимистическом развитии рынок будет расти на 14–15% в год. Со следующего года будет наблюдаться плавный рост, который продлится в течение трех-пяти лет.

– А каково в Европе среднегодовое потребление цемента на одного человека?

– Среднеевропейский уровень – это 300 килограммов цемента на человека в год. Если потребности очень высоки, то этот показатель может вырасти и до 700 килограммов. Посчитайте сами: если в Казахстане проживает 16 миллионов, то в среднем на человека уже сейчас приходится порядка 450 килограммов.

– То есть мы уже превзошли европейский уровень?

– Да, но сейчас страна инвестирует много средств в реализацию различных проектов, к примеру в Западном Казахстане, таких, как строительство новых городов, модернизация портов и т.д. Благодаря таким проектам, естественно, увеличивается и уровень потребления, он может кратковременно – на два-три года – достигнуть 700–800 килограммов на человека. Потом этот показатель опять упадет до 250–300 килограммов.

– Какими темпами рос казахстанский рынок с 2005 года?

– В 2006-м по сравнению с 2005 годом рост составил порядка 25%, в 2007-м по сравнению с 2006-м – 14–15%. Каков будет рост в этом году, спрогнозировать пока сложно.

– В Казахстане растет не только уровень потребления, но и уровень производства. За счет чего происходит этот рост: за счет ввода новых мощностей или модернизации старых?

– Все цементные компании в Казахстане вкладывают значительные средства в модернизацию. Например, когда мы купили Бухтарминский цементный завод, его производительность была один миллион тонн в год. В прошлом году мы произвели уже 1,37 миллиона тонн, в этом, если, конечно, позволит ситуация, планируем выйти на 1,45 миллиона.

В советское время он выпускал 1,6 миллиона тонн – это проектная мощность завода. На этот уровень можно будет выйти только тогда, когда завод будет полностью модернизирован.

Что касается новых мощностей, то ввод в эксплуатацию заявленных новых заводов намечен на 2010–2011 годы, и в данный момент, соответственно, за их счет увеличения производства не происходит.

– Сколько было уже вложено в модернизацию завода?

– Мы начали модернизировать завод в 2006 году. Но сам цементный завод – это лишь часть бизнеса, есть еще терминалы и филиалы компании. В целом на развитие бизнеса в 2006 и 2007 годах было вложено по 13 миллионов евро. Естественно, основная часть пошла на модернизацию завода. Был произведен капитальный ремонт технологического и энергетического оборудования, была также приобретена новая лабораторная аппаратура для завода.

Пока мы производим продукцию «мокрым» способом. Но в наших планах в течение ближайших 10 лет перейти на более экономичный – «сухой» – метод производства.

Кроме того, запланированы установка новых фильтров очистительной системы и другие проекты по приведению работы завода к европейским экологическим нормам.

– Господин Зеер, какую долю рынка в данное время занимает ваша компания?

– Учитывая потребление в Казахстане и наше производство, мы считаем, что доля рынка компании составляет от 17 до 20%. Ранее этот показатель достигал 24%, но тогда было меньше потребление и доля импорта.

– Сейчас ваша компания строит новый завод в Западном Казахстане. Какую долю рынка вы планируете занять после ввода этого завода в эксплуатацию?

– Да, в данный момент мы ведем интенсивное строительство нового цементного завода мощностью 2 миллиона тонн цемента в год в регионе Каспийского моря. Название будущего предприятия – «Каспий Цемент»

Я думаю, с двумя заводами наша доля рынка составит не более 30%.

– Каково, по вашим прогнозам, будет потребление цемента в Западном Казахстане к 2010 году, т.е. к тому моменту, когда начнет функционировать новый завод?

 – Регион Западного Казахстана ожидает большой экономический рост и строительный бум в связи с беспрецедентным развитием нефтяной и газовой отраслей и огромных инвестиций в регион.

Свидетельством тому являются республиканские и региональные программы развития.

Приняты правительственные решения о строительстве морского порта в поселке Курык, о расширении Актауского международного порта, увеличении мола и волнолома, о реконструкции и модернизации аэропорта Актау, также ожидается большое строительство жилых домов, школ, других зданий социальной направленности, множество других промышленных объектов.

К тому же уже запущен один из крупнейших проектов в Казахстане – «Актау-сити».

Общий объем вводимой жилой площади «Актау-Сити» составит 4 миллиона квадратных метров. На строительство «Актау-Сити» уже отведено 4 тысячи гектаров земли в северо-западном направлении от города Актау.

Перспективы строительства жилья и объектов туристического и социального развития в Западном Казахстане огромны. Для всего этого, конечно же, необходим цемент. Поэтому мы и приняли решение построить здесь новый цементный завод, о котором говорилось выше.

По нашим расчетам, если будут реализовываться все эти проекты, то потребность в цементе в Западном Казахстане составит порядка 2 миллиона тонн, что в два-три раза выше нынешнего уровня потребления.

– Насколько мне известно, в этом регионе строится еще один цементный завод мощностью 1,2 миллиона тонн в год. Не будет ли тесно в Западном Казахстане двум заводам?

– Каждый цементный завод – это еще один производитель, занимающий определенную долю рынка. Второй цементный завод в Западном Казахстане будет построен на границе с Россией, и его продукция, скорее всего, будет идти на экспорт. Пока он не начнет работать, трудно спрогнозировать, как сложится ситуация.

– Поставляется ли сейчас продукция с Бухтарминского завода в Западный Казахстан?

– Незначительное количество, потому что расстояние очень велико – более 3 тысяч километров. И если отправлять туда цемент, то вагоны вернутся обратно лишь через месяц, а это очень длительный срок. Для нас это невыгодно. Основные рынки сбыта для Бухтарминского завода – это Восточный Казахстан, Астана и Алматы.

– Получается, что вопрос с дефицитом вагонов для перевозки цемента не решен до сих пор?

– Как были эти проблемы раньше, так и остались до сих пор. И, наверное, еще долго не будут решены, так как заводы, производящие эти вагоны, не в состоянии удовлетворить потребности цементной отрасли. Это одно из узких мест в Казахстане.

– Какой процент в конечной стоимости цемента занимают транспортные расходы?

– Все зависит от расстояния. Если рынок сбыта находится рядом с цементным заводом, то ее процент невелик, если приходится везти далеко, к примеру в Астану или Алматы, то расходы на транспорт увеличиваются и составляют в среднем 10–15%. Кроме того, все зависит от роста тарифов на перевозку грузов. Они ежегодно повышаются в среднем на 30%.

– В прошлом году вашу компанию обвиняли в монопольном сговоре, а также в том, что вы продавали свою продукцию через компании, аффилированные с вашей. Насколько это обвинение было обоснованным?

– Дело в том, что в июле 2006 года в Казахстане вступил в силу новый закон о защите конкуренции, он предъявлял совсем иные требования к взаимоотношениям внутри холдинговых компаний, чем это было ранее. Потребовалось произвести реорганизационные процедуры, которые объективно не могли быть осуществлены мгновенно. Реорганизация была завершена в течение четырех-пяти месяцев, и это именно тот срок, на протяжении которого, по мнению государственных органов, нашей компанией осуществлялась монополистическая деятельность. Вы понимаете, что этот вопрос весьма спорный и дискуссионный. Но факт остается фактом. В любом случае мы достаточно оперативно отреагировали как на изменения законодательства, так и на претензии государственных органов в наш адрес.

– Какова стратегия развития компании в Казахстане, и претерпела ли она какие-либо корректировки в связи с кризисом?

– Как я уже говорил, мы инвестируем в строительство второго цементного завода, «Каспий Цемент» – это один из важнейших шагов. Цементные заводы строятся 2–3 года, а работают 40–50 лет, и если сырьевая база позволяет, то и того больше. То есть у нас будет два завода – один на западе, другой – на востоке республики.

Все ныне существующие заводы расположены на востоке и юге страны, и регион Западного Казахстана остается невспаханным полем. Доставка цемента на Каспий для казахстанских производителей влетает в копеечку, и это, естественно, сказывается на цене казахстанского цемента. К тому же сейчас в Казахстане, как было сказано, имеется острая нехватка железнодорожных грузовых вагонов для перевозки цемента.

Западный регион страны отдан на откуп иностранным производителям: российским, грузинским и узбекским заводам.

Наш новый завод позволит полностью покрыть потребности региона в цементе. К тому же мы планируем экспортировать часть нашей продукции на растущие рынки России и Закавказья.

Также HeidelbergCement нацелен на развитие профильных бизнес-линий: производство товарного бетона и инертных материалов. Размещение производственных площадок по производству товарного бетона и инертных материалов запланировано в Астане, в Алматы и в регионе Каспийского побережья.

Этим летом будет открыт первый бетонный завод HeidelbergCement в Астане. К 2010 году будут введены в эксплуатацию всего шесть заводов по производству товарного бетона и три производственные площадки по производству инертных материалов.

– Господин Зеер, планирует ли ваша компания покупать какие-либо заводы в Центральной Азии?

– Сейчас мы сделали первый шаг в Казахстане. Теперь присматриваемся и к Кыргызстану, и к Таджикистану, и к Узбекистану. Какие там есть варианты, и позволяет ли ситуация в этих странах делать инвестиции. Несколько лет назад мы планировали купить и модернизировать старый цементный завод в Кыргызстане, но политическая ситуация была такова, что не было возможности такому инвестору, как HeidelbergCement, работать в этой стране на постоянной основе.

Ведь мы делаем долгосрочные инвестиции, а не поступаем так: сегодня завод покупаем, а завтра-послезавтра его продаем. HeidelbergCement – компания со стратегическими целями и задачами.

expertonline.kz

Казахстанского цемента станет больше: газета Недвижимость

Как считают эксперты, снижение объемов отечественного производства цемента носит временный характер. По их мнению, через несколько лет Казахстан вполне сможет закрывать внутренние потребности в «сером порошке» при сохранении нынешних темпов строительства. Инвесторы, планирующие построить новые цементные заводы, не считают помехой и некоторое замедление экономического роста страны.

Как считают эксперты, снижение объемов отечественного производства цемента носит временный характер. По их мнению, через несколько лет Казахстан вполне сможет закрывать внутренние потребности в «сером порошке» при сохранении нынешних темпов строительства. Инвесторы, планирующие построить новые цементные заводы, не считают помехой и некоторое замедление экономического роста страны.

Темпы производства падают

По данным Агентства РК по статистике, за четыре месяца этого года в стране было произведено 1,43 миллиона тонн цемента, что на 14,4 процента меньше, чем за аналогичный период2007 года. Это связано не только со снижением темпов строительства, но и с проблемами, возникшими на производстве.

К примеру, одно из крупнейших предприятий в Южно-Казахстанской области — АО «Шымкентцемент» в настоящее время работает всего на 50 процентов своих мощностей. Во многом причиной снижения производительности стало одностороннее расторжение контрактов на право недропользования со стороны областного акимата в конце прошлого года. Местный исполнительный орган обосновал данное действие тем, что план развития горных работ на разрабатываемых предприятием месторождениях не был согласован с акиматом.

Трехмесячные судебные разбирательства были завершены подписанием в марте мирового соглашения. В этом году заводом было выпущено всего около 50 тысяч тонн цемента. Для сравнения — за весь 2006 год предприятие произвело 595 тысяч тонн клинкера и 825 тысяч тонн цемента, а в прошлом году объем производства увеличился до 700 и 950 тысяч тонн соответственно.

Теперь АО «Шымкентцемент» столкнулся с проблемой обеспечения водой.

— Мы имеем разрешение на 620 тысяч кубометров воды в год, и по этому лимиту мы работаем на двух печах. Чтобы запустить все четыре печи и вывести завод на новую мощность, нам необходим 1 миллион кубометров воды в год, —сообщил генеральный директор АО «Шымкентцемент» Энтони Макли в ходе посещения предприятия первым заместителем акима области Исламом Абишевым.

По словам руководителя предприятия, в ближайшее время они намерены решить проблему, приняв участие в конкурсе на получение права на недропользование по подземным водам.

Инвесторы настроены решительно

В целом, по официальной статистике, пять действующих в Казахстане заводов обеспечивают потребности рынка на 60-65 процентов. Поэтому недостающий цемент нашей стране приходится импортировать из России, Кыргызстана и Узбекистана. По планам Мининдустрии, в ближайшие 2-4 года в Казахстане будет построено и введено в эксплуатацию 8-9 цементных заводов. Это позволит полностью удовлетворить спрос на этот материал на внутреннем рынке страны.

Инвесторы настроены довольно-таки оптимистично. К примеру, компания Italcementi Group, которая в 1999 году выкупила акции завода «Шымкентцемент», планирует построить в Толебийском районе ЮКО завод, строительство и оснащение которого обойдется в160 миллионов евро. Предполагается, что его проектная мощность составит 1,2 миллиона тонн цемента в год.

Как сообщил недавно Энтони Макли, замедление экономического роста в Казахстане не станет препятствием для реализации нового проекта. «Мы уделяем внимание обстановке в РК, но еще больше внимания мы уделяем интересам наших клиентов. По данным наших маркетологов, в этом году спрос на цемент составил 80 процентов от прошлогодней величины», — сообщил он.

Компания намерена начать реализацию проекта по возведению нового завода в ближайшее время.

Мнения о том, что объемы производства «строительного хлеба» в Казахстане будут расти, придерживается и председатель правления ТОО «Хайдельберг Восток-Цемент» в ВКО Валерий Родкин. По его информации, в ближайшие три года спрос на этот вид строительных материалов достигнет 10 миллионов тонн в год. В настоящее время, по оценке производителей цемента, потребности казахстанского рынка оцениваются в 7,2-7,5 миллиона тонн в год. А где есть спрос, как известно, есть и предложение.

В пользу сокращения импортных поставок цемента и роста его производства внутри страны говорят и намерения построить новые заводы в ряде других регионов страны.

Так, по сообщениям информагентств, 27 мая в селе Мынарал Мойынкумского района Жамбылской области состоялась церемония закладки камня на месте строительства предприятия по производству цемента Jambyl Cement. Это совместный казахстанско-французский проект с 60-процентной долей участия французской группы Vicat и казахстанской «Казкоммерц Инвест», которая будет владеть 40-процентной долей в проекте. Производственная мощность завода, который предполагается возвести до 2010 года, составит 1,1 миллиона тонн цемента в год. На предприятии будет выпускаться продукция марки М-400 и М-500. Предполагается, что она будет поставляться в Жамбылскую область, а также в Астану и Алматы.

Компания KazCementCompany начала строительство нового завода в Алматинской области на две недели раньше, в середине мая. Так же, как и в Жамбылской области, его планируют ввести в эксплуатацию в 2010 году. Расчетная мощность предприятия чуть выше 1,2 миллиона тонн в год с возможностью дальнейшего увеличения производства до двух миллионов тонн.

Этот проект позволит удешевить цемент в Алматинской области в связи с сокращением издержек на его перевозку (в настоящее время потребность в цементе в этом регионе покрывается в основном за счет импорта и поставок из других регионов страны). Кроме того, позитивную роль должно сыграть наличие близ будущего завода месторождений известняка и глины. По подсчетам специалистов, их запасы могут покрыть потребность завода в сырье более чем на 100 лет.

По планам Мининдустрии, в ближайшие 2-4 года в Казахстане будет построено и введено в эксплуатацию 8-9 цементных заводов. Это позволит полностью удовлетворить спрос на этот материал на внутреннем рынке страны.

04.06.2008

Гульбахыт ДЖАМБУРШИНА, www.kn.kz

www.kn.kz

Интервью с генеральным менеджером концерна HeidelbergCement Юргеном Зеером

Хотя кризис на строительном рынке и ударил по рынку цемента, это лишь незначительно отразилось на стратегии цементных компаний. Об инвестиционной стратегии и в целом о ситуации на цементном рынке страны  рассказал господин Юрген Зеер, генеральный менеджер концерна HeidelbergCement по Центральной Азии, владеющего Бухтарминской цементной компанией.

– Господин Зеер, каковы сейчас, по вашим данным, объемы потребления цемента в Казахстане? Снизились ли они после наступления кризиса?

Наши данные несколько отличаются от официальных. Потребление, по нашим расчетам, составляет чуть более 7 миллионов тонн. В 2007 году первые несколько месяцев после начала кризиса никаких существенных изменений не было, был нормальный процесс. А уже с начала 2008 года потребление начало снижаться, за первые четыре месяца оно упало на 14-15%.

– Ожидается ли в нынешнем году возвращение прежних объемов потребления?

Это очень интересный вопрос, в том числе и для нас. Все будет зависеть от того, насколько быстро закончится кризис – это может произойти и через год, и через два, и через три. Судя по прогнозам правительства, кризис очень быстро должен закончиться. Но из нашего опыта следует, что это быстро не происходит. В Германии тоже был кризис, который пришел на смену строительному буму после объединения Восточной и Западной Германии. Тогда значительно сократилось потребление цемента, бетона и щебня. Потом возникла ситуация, когда потребление росло не слишком высокими темпами, но это был уже не кризис, а просто умеренный рост. Возможно, это же будет и в Казахстане – при оптимистическом развитии рынок будет расти на 14-15% в год. Со следующего года будет наблюдаться плавный рост, который продлится в течение трех-пяти лет.

– А каково в Европе среднегодовое потребление цемента на одного человека?

Среднеевропейский уровень – это 300 килограммов цемента на человека в год. Если потребности очень высоки, то этот показатель может вырасти и до 700 килограммов. Посчитайте сами: если в Казахстане проживает 16 миллионов, то в среднем на человека уже сейчас приходится порядка 450 килограммов.

– То есть мы уже превзошли европейский уровень?

Да, но сейчас страна инвестирует много средств в реализацию различных проектов, к примеру в Западном Казахстане, таких, как строительство новых городов, модернизация портов и т.д. Благодаря таким проектам, естественно, увеличивается и уровень потребления, он может кратковременно – на два-три года – достигнуть 700-800 килограммов на человека. Потом этот показатель опять упадет до 250-300 килограммов.

– Какими темпами рос казахстанский рынок с 2005 года?

В 2006-м по сравнению с 2005 годом рост составил порядка 25%, в 2007-м по сравнению с 2006-м – 14–15%. Каков будет рост в этом году, спрогнозировать пока сложно.

– В Казахстане растет не только уровень потребления, но и уровень производства. За счет чего происходит этот рост: за счет ввода новых мощностей или модернизации старых?

Все цементные компании в Казахстане вкладывают значительные средства в модернизацию. Например, когда мы купили Бухтарминский цементный завод, его производительность была один миллион тонн в год. В прошлом году мы произвели уже 1,37 миллиона тонн, в этом, если, конечно, позволит ситуация, планируем выйти на 1,45 миллиона. В советское время он выпускал 1,6 миллиона тонн – это проектная мощность завода. На этот уровень можно будет выйти только тогда, когда завод будет полностью модернизирован. Что касается новых мощностей, то ввод в эксплуатацию заявленных новых заводов намечен на 2010-2011 годы, и в данный момент, соответственно, за их счет увеличения производства не происходит.

– Сколько было уже вложено в модернизацию завода?

Мы начали модернизировать завод в 2006 году. Но сам цементный завод - это лишь часть бизнеса, есть еще терминалы и филиалы компании. В целом на развитие бизнеса в 2006 и 2007 годах было вложено по 13 миллионов евро. Естественно, основная часть пошла на модернизацию завода. Был произведен капитальный ремонт технологического и энергетического оборудования, была также приобретена новая лабораторная аппаратура для завода. Пока мы производим продукцию «мокрым» способом. Но в наших планах в течение ближайших 10 лет перейти на более экономичный – «сухой» – метод производства. Кроме того, запланированы установка новых фильтров очистительной системы и другие проекты по приведению работы завода к европейским экологическим нормам.

– Господин Зеер, какую долю рынка в данное время занимает ваша компания?

Учитывая потребление в Казахстане и наше производство, мы считаем, что доля рынка компании составляет от 17 до 20%. Ранее этот показатель достигал 24%, но тогда было меньше потребление и доля импорта.

– Сейчас ваша компания строит новый завод в Западном Казахстане. Какую долю рынка вы планируете занять после ввода этого завода в эксплуатацию?

Да, в данный момент мы ведем интенсивное строительство нового цементного завода мощностью 2 миллиона тонн цемента в год в регионе Каспийского моря. Название будущего предприятия – «Каспий Цемент» Я думаю, с двумя заводами наша доля рынка составит не более 30%.

– Каково, по вашим прогнозам, будет потребление цемента в Западном Казахстане к 2010 году, т.е. к тому моменту, когда начнет функционировать новый завод?

 Регион Западного Казахстана ожидает большой экономический рост и строительный бум в связи с беспрецедентным развитием нефтяной и газовой отраслей и огромных инвестиций в регион. Свидетельством тому являются республиканские и региональные программы развития. Приняты правительственные решения о строительстве морского порта в поселке Курык, о расширении Актауского международного порта, увеличении мола и волнолома, о реконструкции и модернизации аэропорта Актау, также ожидается большое строительство жилых домов, школ, других зданий социальной направленности, множество других промышленных объектов. К тому же уже запущен один из крупнейших проектов в Казахстане – «Актау-сити».

 Общий объем вводимой жилой площади «Актау-Сити» составит 4 миллиона квадратных метров. На строительство «Актау-Сити» уже отведено 4 тысячи гектаров земли в северо-западном направлении от города Актау. Перспективы строительства жилья и объектов туристического и социального развития в Западном Казахстане огромны. Для всего этого, конечно же, необходим цемент. Поэтому мы и приняли решение построить здесь новый цементный завод, о котором говорилось выше. По нашим расчетам, если будут реализовываться все эти проекты, то потребность в цементе в Западном Казахстане составит порядка 2 миллиона тонн, что в два-три раза выше нынешнего уровня потребления.

– Насколько мне известно, в этом регионе строится еще один цементный завод мощностью 1,2 миллиона тонн в год. Не будет ли тесно в Западном Казахстане двум заводам?

Каждый цементный завод - это еще один производитель, занимающий определенную долю рынка. Второй цементный завод в Западном Казахстане будет построен на границе с Россией, и его продукция, скорее всего, будет идти на экспорт. Пока он не начнет работать, трудно спрогнозировать, как сложится ситуация.

– Поставляется ли сейчас продукция с Бухтарминского завода в Западный Казахстан?

Незначительное количество, потому что расстояние очень велико – более 3 тысяч километров. И если отправлять туда цемент, то вагоны вернутся обратно лишь через месяц, а это очень длительный срок. Для нас это невыгодно. Основные рынки сбыта для Бухтарминского завода – это Восточный Казахстан, Астана и Алматы.

– Получается, что вопрос с дефицитом вагонов для перевозки цемента не решен до сих пор?

Как были эти проблемы раньше, так и остались до сих пор. И, наверное, еще долго не будут решены, так как заводы, производящие эти вагоны, не в состоянии удовлетворить потребности цементной отрасли. Это одно из узких мест в Казахстане.

– Какой процент в конечной стоимости цемента занимают транспортные расходы?

Все зависит от расстояния. Если рынок сбыта находится рядом с цементным заводом, то ее процент невелик, если приходится везти далеко, к примеру в Астану или Алматы, то расходы на транспорт увеличиваются и составляют в среднем 10-15%. Кроме того, все зависит от роста тарифов на перевозку грузов. Они ежегодно повышаются в среднем на 30%.

– В прошлом году вашу компанию обвиняли в монопольном сговоре, а также в том, что вы продавали свою продукцию через компании, аффилированные с вашей. Насколько это обвинение было обоснованным?

Дело в том, что в июле 2006 года в Казахстане вступил в силу новый закон о защите конкуренции, он предъявлял совсем иные требования к взаимоотношениям внутри холдинговых компаний, чем это было ранее. Потребовалось произвести реорганизационные процедуры, которые объективно не могли быть осуществлены мгновенно. Реорганизация была завершена в течение четырех-пяти месяцев, и это именно тот срок, на протяжении которого, по мнению государственных органов, нашей компанией осуществлялась монополистическая деятельность. Вы понимаете, что этот вопрос весьма спорный и дискуссионный. Но факт остается фактом. В любом случае мы достаточно оперативно отреагировали как на изменения законодательства, так и на претензии государственных органов в наш адрес.

– Какова стратегия развития компании в Казахстане, и претерпела ли она какие-либо корректировки в связи с кризисом?

Как я уже говорил, мы инвестируем в строительство второго цементного завода, «Каспий Цемент» – это один из важнейших шагов. Цементные заводы строятся 2-3 года, а работают 40-50 лет, и если сырьевая база позволяет, то и того больше. То есть у нас будет два завода – один на западе, другой – на востоке республики. Все ныне существующие заводы расположены на востоке и юге страны, и регион Западного Казахстана остается невспаханным полем. Доставка цемента на Каспий для казахстанских производителей влетает в копеечку, и это, естественно, сказывается на цене казахстанского цемента. К тому же сейчас в Казахстане, как было сказано, имеется острая нехватка железнодорожных грузовых вагонов для перевозки цемента.

Западный регион страны отдан на откуп иностранным производителям: российским, грузинским и узбекским заводам. Наш новый завод позволит полностью покрыть потребности региона в цементе. К тому же мы планируем экспортировать часть нашей продукции на растущие рынки России и Закавказья. Также HeidelbergCement нацелен на развитие профильных бизнес-линий: производство товарного бетона и инертных материалов. Размещение производственных площадок по производству товарного бетона и инертных материалов запланировано в Астане, в Алматы и в регионе Каспийского побережья. Этим летом будет открыт первый бетонный завод HeidelbergCement в Астане. К 2010 году будут введены в эксплуатацию всего шесть заводов по производству товарного бетона и три производственные площадки по производству инертных материалов.

– Господин Зеер, планирует ли ваша компания покупать какие-либо заводы в Центральной Азии?

Сейчас мы сделали первый шаг в Казахстане. Теперь присматриваемся и к Кыргызстану, и к Таджикистану, и к Узбекистану. Какие там есть варианты, и позволяет ли ситуация в этих странах делать инвестиции. Несколько лет назад мы планировали купить и модернизировать старый цементный завод в Кыргызстане, но политическая ситуация была такова, что не было возможности такому инвестору, как HeidelbergCement, работать в этой стране на постоянной основе. Ведь мы делаем долгосрочные инвестиции, а не поступаем так: сегодня завод покупаем, а завтра-послезавтра его продаем. HeidelbergCement – компания со стратегическими целями и задачами.

www.businesscem.ru

Через дефицит к перепроизводству - ExpertOnline.kz

В конце мая французская Vicat Group и казахстанская «Казкоммерц Инвест» приступили к строительству цементного завода Jambyl Cement в Жамбылской области. Как известно, французы приобрели 60-процентную долю в данном проекте в начале 2008 года у казахстанской стороны.

Ожидается, что завод, инвестиции в строительство которого составят 232 млн долларов, будет введен в эксплуатацию в 2010 году. «Через два года, когда наше предприятие в Жамбылской области запустят в коммерческую эксплуатацию (плановая мощность 1,1 млн тонн цемента в год), мы собираемся занять около 10% казахстанского рынка. В дальнейшем будем внимательно следить за тенденциями рынка. На всякий случай нами зарезервировано место для второй линии на территории строящегося завода», – заявил «Эксперту Казахстан» главный представитель компании Vicat Group в Казахстане Тьерри Плезан.

По словам г-на Плезана, французская компания рассматривала возможность покупки уже имеющихся казахстанских цементных заводов. «Сегодня иностранным компаниям принадлежат Усть-Каменогорский, Карагандинский, Шымкентский и Састюбинский заводы. Вместе с тем Семипалатинский завод уже входит в холдинг, владеющий цементными мощностями в Киргизии, Узбекистане и России. Поэтому шансы на приобретение старого завода оказались минимальны, и мы решили строить цементный завод с нулевого цикла».

Притормозили, но ненадолго

Интерес инвесторов к данной отрасли легко объясним: с 2004 года казахстанский цементный рынок ежегодно рос в среднем на 25%. По данным компании Vicat Group, за этот период потребление в Казахстане почти удвоилось (в физическом выражении, с 4 млн в 2004 году до 7,5 млн тонн в год в 2007-м). По общемировым меркам темпы роста казахстанского рынка являются выше среднего. Рост потребления цемента в США составляет 13,5%, в Европе этот показатель и того ниже, в азиатских странах потребление в среднем растет на 29%, а в Африке на 21%.

Причем даже кризис строительной отрасли не слишком ударил по цементному рынку. «Разумеется, небольшой спад потребления ощутим. Мы прогнозируем снижение потребления в текущем году по сравнению с рекордным 2007 годом», – считает г-н Плезан. «Финансовый кризис в республике, безусловно,  коснулся всех участников рынка. Косвенно почувствовала ситуацию и компания «БазэлЦемент»: в целом по республике потребность в цементе резко снизилась. Но при этом наш завод «Састобе-Цемент» по-прежнему успешно сбывает свою продукцию. Нам очень интересен  рынок Казахстана, и мы уверены, что за полосой стагнации в республике последует полоса экономического роста», – считает генеральный директор компании «БазэлЦемент» Дмитрий Савенков.

Мы строим, строим, строим

В последнее время все чаще стали появляться сообщения о проектах строительства заводов по производству цемента. По данным Министерства индустрии и торговли, сейчас в Казахстане реализуется 21 (!) подобный проект – цифра ошеломляющая, особенно для нашей небольшой страны, чьи потребности в советское время обеспечивали всего пять заводов. «Цементный рынок Казахстана – достаточно самостоятельная отрасль, не нуждающаяся в крупных объемах импорта. Действующие сегодня пять цементных заводов могут собственными силами закрыть основную потребность страны в продукте. В СМИ не раз было заявлено о строительстве еще нескольких цементных заводов, и если эти проекты реализуются, то доля импорта может стать и вовсе несущественной, что приведет к падению цен на рынке республики», – считает генеральный директор завода «Састобе-Цемент» Ермаханбет Исаев.

Если все заявленные проекты будут реализованы, то объем производства к 2010 году будет более чем в два раза превышать объем потребления. Однако есть одно «но». «На бумаге все проекты новых цементных заводов выглядят слишком хорошо. При этом «слишком хорошо» вовсе не значит, что они будут реально осуществлены. На сегодняшний день в Казахстане заявлено строительство 15–20 новых цементных заводов. Но вопрос упирается в финансирование (вопрос довольно проблематичный в условиях кризиса ликвидности), ресурсную базу и наличие качественной экспертизы проекта. Мы прогнозируем, что через два года в Казахстане появится максимум пять новых заводов, остальные в силу проблем с деньгами не получат финансирования», – уверен Тьерри Плезан.

Движение вперед

Но даже с учетом появления в Казахстане не 21, а лишь пяти цементных заводов, чья средняя мощность будет составлять пусть даже 1,2 млн тонн, в стране возможно перепроизводство цемента. По данным «Хайдельберг Восток-Цемент», через три-четыре года производство цемента в стране увеличится до 15 млн тонн, а потребление лишь до 10–11. Логично было бы предположить, что излишки продукции будут уходить на экспорт. Но возникает вопрос: куда? Как известно, цемент – это материал, который далеко не поставляют. Транспортное плечо составляет приблизительно 200–600 км. Причем одно дело, когда существует дефицит и высоки цены, в этом случае транспортная составляющая в конечной стоимости продукции невелика. И совсем другое, когда цены невысокие. Получается, что экспортировать Казахстан может лишь в близлежащие страны, в частности в Россию, Узбекистан, Киргизию и т.д. Но и они наращивают производство, в том числе и в расчете именно на казахстанский рынок сбыта. В данное время наибольшая доля импорта в Казахстане приходится на Узбекистан и Киргизию, из России сейчас в меньшей степени импортируется продукция, так как она сама находится в условиях острейшего дефицита цемента. В Узбекистане и Киргизии же, напротив, уровень внутреннего потребления незначителен, а объемы производства растут с каждым годом.

Таким образом, в условиях отсутствия рынков сбыта существует несколько вариантов развития событий. Первый: после ввода новых мощностей «умрут» старые заводы.

«Когда в прошлом году тонна цемента стала стоить на рынке более 200 долларов, производители достигли пика – увеличили мощности до 4,4 миллиона тонн. Мы полагаем, что в дальнейшем они будут снижать объемы производства в связи с высоким уровнем износа старого оборудования (средний возраст предприятий 30–40 лет) и высокой энергоемкости “мокрого способа”, применяемого на данных предприятиях», – полагает Тьерри Плезан.

Второй вариант – консолидация. Сейчас заводы строят компании, для которых цементный бизнес не является основным, например строительные. С одной стороны, это способ обеспечить себя строительным материалом, с другой – выгодное вложение средств. По некоторым данным, на каждый вложенный доллар приходится 50% прибыли, для сравнения: в Европе – 10–15 центов. Вероятнее всего, после того как цена на цемент стабилизируется, а это неминуемо произойдет после ввода новых мощностей, подобные игроки будут вынуждены продать свои активы, и на рынке останутся лишь узкоспециализированные холдинги. А в каком направлении будут развивать бизнес сами холдинги, понятно уже сейчас. «Мы планируем активно развивать в республике производство не только цемента, но также щебня и газобетона», – говорит г-н Савенков.

[inc pk='277' service='table']

expertonline.kz


Смотрите также