«Спрос на цемент восстановится не раньше 2017–2018 годов». Спрос цемент


«Спрос на цемент восстановится не раньше 2017–2018 годов» - ЭкспертРУ

Для производителей строительных материалов прошедший 2015 год оказался непростым: в условиях экономического спада предприятия столкнулись с серьезным сокращением спроса на свою продукцию

По подсчетам аналитиков холдинговой компании «Сибирский цемент», в 2015 году потребление цемента в СФО составило всего 6,1 млн тонн, в то время как в 2014-м оно достигло 7,3 млн. Рынок впервые за шесть лет показал отрицательную динамику, «ушел в минус» сразу на 16,5%. Причем, если в Западной Сибири спрос за год стал меньше на 10–15%, то в регионах Восточной Сибири, например, в Бурятии или Иркутской области, емкость рынка сократилась более чем на четверть. О ситуации, сложившейся на цементном рынке Сибири к началу 2016 года, планах и ожиданиях его игроков журналу «Эксперт-Сибирь» рассказал первый вице-президент ОАО «ХК «Сибцем» Геннадий Рассказов.

«Мы упали не так сильно»

— Геннадий Константинович, с какими показателями завершил год «Сибирский цемент»?

— Падение спроса заставило предприятия компании — Топкинский, Красноярский и Тимлюйский цементные заводы — сократить объемы производства. Всего с января по декабрь холдинг выпустил около 3,8 миллиона тонн цемента — на 11,5 процента меньше, чем в 2014-м. Пока мы упали не так сильно, как рынок СФО. Отчасти сгладить негативные тенденции удалось за счет экспорта: курс тенге по отношению к рублю позволял по приемлемым ценам вывозить цемент в Казахстан. В итоге Топкинский завод в 2015-м увеличил объемы экспорта почти на 100 тысяч тонн, отгрузив в соседнее государство 227 тысяч тонн. Но в 2016-м поддержки со стороны экспортного направления ждать не стоит — курс тенге вернулся к прежним значениям. Учитывая это, ожидаем дальнейшего сокращения объемов отгрузок с заводов холдинга — в текущем году данный показатель снизится примерно на 13 процентов.

— В условиях падающего спроса обостряется конкурентная борьба. «Сибцему» удается удерживать клиентов?

— Действительно, конкуренция становится более напряженной. В последнее время в СФО активно запускались цементные производства: в конце 2010-го общая мощность сибирских заводов оценивалась в 11,9 миллиона тонн цемента в год, сейчас этот показатель равен 13,1 миллиона. Свою продукцию к нам поставляют и предприятия соседних регионов.

Но «Сибирский цемент» не сдает позиций. С момента основания холдинг, которому в августе прошлого года исполнилось 11 лет, обеспечивает стабильно высокое качество выпускаемых строительных материалов. На заводах компании функционируют лаборатории, их специалисты определяют химический состав сырья, поступающего для изготовления цемента, проверяют качество материалов на каждом этапе производства, проводят испытания готовой продукции. Эти подразделения оснащены современным оборудованием, позволяющим выполнять широкий спектр исследований по европейским стандартам, причем данная техника постоянно обновляется.

— Что предлагаете строителям? Кто покупает продукцию компании?

— В ассортименте холдинга 10 видов общестроительных цементов и 13 видов специальных. Большую часть продукции «потребляет» сектор жилищного строительства, но мы активно участвуем и в реализации проектов по возведению промышленных предприятий, объектов транспортной инфраструктуры. В разное время гидротехнические цементы компании отгружались для строительства Богучанской ГЭС, четвертого моста через Енисей в Красноярске, Красногорского водоподъемного узла в Омской области, третьего моста через Обь в Новосибирске. Поставляли продукцию и для возведения Богучанского алюминиевого завода, Северного обхода Новосибирска, взлетно-посадочных полос сибирских аэропортов.

Сейчас наши стройматериалы применяют для возведения магистрального нефтепровода «Куюмба–Тайшет» в Восточной Сибири, комплекса по производству полипропилена «Тобольск-Полимер», завода по выпуску сжиженного природного газа на ресурсной базе Южно-Тамбейского месторождения, трубопровода «Заполярье–Пурпе», всесезонного аквапарка в Новосибирске и других объектов. Тампонажные цементы, предназначенные для цементирования нефтяных и газовых скважин, покупают компании «Лукойл», «Роснефть», «Газпромнефть» и прочие организации, осваивающие крупные месторождения.

«Цемент на палетах»

— Круг потребителей продукции «Сибцема» достаточно широк. С какой категорией клиентов сотрудничать легче?

— Так вопрос не формулируем в принципе! С 2006 года в структуре холдинга ведет работу единая сбытовая компания «ЗапСибЦемент», основная задача которой — создать комфортные условия для любого клиента, каждому потребителю предложить удобную схему реализации. Частное лицо может приехать на завод и приобрести всего один мешок цемента, заплатив за него наличными, в то время как крупные строительные компании закупают у нас цемент оптовыми партиями. При этом менеджеры «ЗапСиб­Цемента» контролируют ситуацию с отгрузками на каждом активе «Сибцема». И если один завод сталкивается, скажем, с логистическими трудностями, у нас есть возможность отгрузить цемент с другого предприятия холдинга. Таким образом, партнеры в любом случае получат стройматериалы вовремя.

Выстраивая обратную связь с потребителями, получаем возможность узнать об их запросах и предпочтениях. Это помогает своевременно обновлять ассортимент, совершенствовать процессы тарирования и упаковки так, чтобы покупателям было удобнее.

— Например?

— В конце прошлого года Топкинский завод отгрузил первые партии палетированного цемента. Ранее продукцию в такой упаковке продавал «Красцем», но анализ рынка показал: цемент на палетах будет востребован и в регионах сбыта кузбасского предприятия.

В октябре 2015-го цех «Готовая продукция» Топкинского завода был оснащен полуавтоматическим палетообмотчиком PKG SAVING MACHINE MPS — мобильной машиной, предназначенной для упаковки мешков с цементом, расположенных на европалетах, в стретч-пленку. В ноябре продукция поступила в продажу. Одно­временно предприятие освоило технологию фасовки цемента в мешки по 25 килограммов.

Всего в ноябре–декабре 2015-го Топкинским заводом реализовано 126 тонн палетированного цемента в мешках по 50 килограммов и 64,5 тонны стройматериала, фасованного в мешки по 25 килограммов. В прошлом году эта продукция отгружалась только автотранспортом, но уже в январе 2016-го партия 25-килограммовых мешков цемента общим весом 67 тонн была направлена покупателю железной дорогой.

— Кстати, об автомобилях и железной дороге. Чем обусловлен выбор того или иного способа транспортировки цемента?

— Автодоставка выгодна, когда речь идет об отгрузках на «короткое плечо» — до 300–400 километров. В этом случае можно говорить о таких преимуществах, как скорость, оперативность погрузочного процесса, гибкость в формировании объемов отгружаемой продукции. Все это уже оценили потребители — услуга по автодоставке цемента становится популярнее, и «Сибцем» активно развивает данный сервис. Сейчас в парке компании 24 собственных автоцементовоза.

Свои плюсы есть и у железнодорожного транспорта. Прежде всего, не стоит забывать о сравнительно низких тарифах при перевозке грузов на дальние расстояния, о возможности доставлять продукцию в районы, с которыми нет автомобильного сообщения либо оно затруднено. Кроме того, по железной дороге мы можем перевозить большие партии стройматериалов, обеспечивая их сохранность вне зависимости от погодных условий.

За транспортировку продукции холдинга железнодорожным транспортом отвечает компания «КузбассТрансЦемент». В парке ее подвижного состава 1 247 полувагонов и 1 770 хоппер-цементовозов. «КузбассТрансЦемент» «покрывает» около 65–70 процентов всех перевозок «Сибцема», что позволяет обеспечивать стратегическую независимость сбытовой деятельности, избегать негативного влияния многих внешних факторов (таких, как цена транспортных услуг, наличие или отсутствие подвижного состава), максимально эффективно использовать инфраструктуру подъездных путей и станций.

— Вы упомянули про палетообмотчик, приобретенный для «Топкинского цемента». А на других заводах техника обновляется?

— Несмотря на спад производства, «Сибцем» продолжает модернизацию предприятий. В частности, в прошлом году на «Красцеме» модернизировано оборудование цеха «Готовая продукция». На упаковочной машине HAVER & BOECKER, осуществляющей фасовку цемента в мешки, смонтированы тензометрические датчики. Теперь вес каждого мешка строго соответствует заданному показателю. Также в «Готовой продукции» установлен охладитель цемента.

«ТимлюйЦемент» активно осваивает юго-западный фланг Таракановского месторождения известняков. В рамках проекта в 2013–2014 годах расширен парк специальной техники завода, в 2015-м введен в эксплуатацию новый стояночный бокс для карьерной техники.

«Многое зависит от политики»

— Руководители «Сибцема» не раз заявляли о том, что холдинг постоянно повышает уровень экологической безопасности производств. Что сделано в этом направлении за прошедший год?

— В 2015-м утвержден документ, регламентирующий основные направления экологической политики холдинга. Это стало важным шагом на пути совершенствования системы экологического менеджмента предприятий.

Если говорить о конкретных мероприятиях, самые масштабные проводятся на «Красноярском цементе». В 2015 году в цехе «Обжиг» на месте пересыпки клинкера с транспортеров 9–10 на транспортеры 11–12 установлен новый фильтр КФЕ-100. После ввода оборудования в эксплуатацию количество неорганической пыли, поступающей в атмосферу, сократилось на 94,6 процента. В отделении первичного дробления цеха «Горный» смонтирован фильтр КФЕ-150, что помогло снизить количество неорганической пыли в два раза.

С 2014 года «Красцем» ведет реконструкцию системы очистки избыточного воздуха холодильника «Волга-35» печного агрегата № 5 цеха «Обжиг». Работы на этом объекте закончатся в 2016-м, ожидаемый эффект — снижение выбросов пыли от холодильника на 93 процента. Также на 2016 год запланирована реконструкция системы очистки аспирационного воздуха на молотковой дробилке в «Горном». Завершив реализацию проектов 2015 и 2016 годов, предприятие добьется снижения валовых выбросов на 9,4 процента.

На Топкинском заводе в 2015 году отремонтированы аспирационные установки, проведена плановая замена фильтрующих материалов рукавных фильтров. В результате количество выбросов загрязняющих веществ уменьшено на 22 процента. На «ТимлюйЦементе» тоже проводятся мероприятия экологической направленности, в 2015-м на заводе отремонтирован газоход на вращающейся печи № 1, на всех цементных мельницах заменены фильтрующие элементы газоочистного оборудования.

— В 2016-м «Сибцем» ожидает дальнейшего снижения объемов продаж. Когда же рынок восстановится?

— В текущем году емкость цементного рынка СФО сократится до 5,4–5,6 миллиона тонн. Делать прогнозы на более длительный срок сложно — многое зависит от политики государства в отношении бюджетного финансирования жилищного и инфраструктурного строительства, доступности кредитных ресурсов, динамики и стабильности доходов населения и других факторов.

Вряд ли спрос на цемент восстановится раньше 2017–2018 годов. Если дно экономического кризиса будет пройдено в 2016 году, объемы строительства, а следовательно, и потребления цемента, начнут расти уже в 2017-м. В противном случае — при дальнейшем падении ВВП и обесценивании руб­ля — ситуация изменится к лучшему только в 2018-м.

expert.ru

Всепожирающий спрос на цемент

Причинами постоянного повышения цен на цемент производители называют рост стоимости энергоносителей, потребители — диктат самих производителей. Ситуация на этом рынке в Сибири очень напоминает происходящее с продовольствием: спрос гонит цены вверх, но выше мировых им вряд ли подняться.

Цемент — это продукт, в цене которого велика доля транспортных издержек.

Без ложного пафоса можно сказать, что цемент — это кровь строительства, бензин всего строительного рынка, при дефиците которого вся деятельность может запросто остановиться. Как и энергоносители, цемент все время дорожает. Что является тому причиной — на то у потребителей и производителей имеются разные точки зрения.

Споры вокруг цемента

Проектная мощность всех цементных предприятий СФО составляет 18,4 млн т, фактические мощности оцениваются в 9,8 млн т.

Даже существующие производственные площадки не были заняты полностью («Норникель» не имеет рынка сбыта, кроме Норильска, мощности части заводов, таких, как Ачинский, Тимлюйский, Кузнецкий, достигли указанного уровня в течение 2007 года), и в прошлом году сибирские заводы произвели всего 8,6 млн т цемента. Таким образом, в СФО производится 440 кг цемента в год на душу населения. Это почти в 2 раза меньше, чем в странах Европы и США, однако и данный объем не был востребован в Сибири. Емкость рынка региона (объем потребленного цемента) составила в 2007 году 7,55 млн т, то есть показатель потребления на душу населения составил 385 кг в год.

Как видно из статистических данных, рост цен нельзя объяснить наличием дефицита цемента. Строительные компании называют причиной роста цен диктат монополистов-производителей. Как правило, один завод закрывает полностью потребности какой-то территории, и пробиться на нее другим компаниям уже сложно. Прибавьте к этому ситуацию строительного бума, когда все участники рынка связаны договорными обязательствами друг с другом. Вот и получается, что цену производитель может на свою продукцию «ломить», какую хочет.

Эмоциональные заявления — далеко не всё, чем могут потребители цемента подкрепить свое недовольство производителями. Например, в феврале прошлого года состоялся аукцион по продаже участка недр для поиска и добычи цементного сырья в Тогучинском районе Новосибирской области. Победителем торгов стала компания «Сибирь-Развитие», входящая в состав промышленно-строительного концерна «Сибирь». Участники рынка оценили этот шаг как начало развития компанией собственного цементного производства. Для концерна с объемом потребления цемента более 70 тыс. т в год, возможно, это станет гарантией независимости от повышения цен заводами.

У производителей своя точка зрения. «Прежде всего, производство цемента энергозатратно, до 40% его стоимости составляет стоимость газа и электричества, — говорит заместитель генерального директора ОАО «Искитимцемент» Евгений Кожевников. — Судя по тому, что наше правительство ставит задачу вывода цен на газ на европейский уровень, цемент будет дорожать. Больше того, газа еще и не хватает, и его приходится покупать по свободным ценам. Вот один из основных индикаторов роста цены. Второй — транспортные издержки, с 1 июля тариф на перевозки возрастет еще на 8%, так что отдаленным потребителям следует иметь в виду, что цена увеличится за счет тарифа. Кроме того, есть ряд нюансов модернизации системы РЖД, когда парк передается коммерческим структурам. Соответственно, помимо тарифа появляется еще арендная плата за вагоны, которую следует приплюсовать к конечной стоимости продукции. Третий момент — все предприятия цементной промышленности нуждаются в весомых инвестициях, поскольку работают на оборудовании, которому 40 лет, и оно требует затрат на ремонт. Наконец, летом, в период сезонного роста спроса, рынок сам начинает регулировать цену».

Что касается обвинений цементников в монополизме, то, по словам Евгения Кожевникова, в Новосибирской области, например, продается и топкинский, и ангарский, и китайский цемент. А невостребованные в сибирском регионе объемы вывозятся в двух основных направлениях — в западные регионы РФ и Республику Казахстан. В незначительных количествах цемент поставляется также на рынки Дальнего Востока. Сложившаяся ситуация с вывозом сырья объясняется тем, что производственные мощности сконцентрированы в основном в Западной Сибири (четыре завода, в том числе два крупнейших). В Восточной Сибири расположены два предприятия, едва обеспечивающие потребности региона, в центральной ее части — три завода, один из которых не имеет возможности вывозить продукцию на далекие расстояния ввиду отсутствия железнодорожной линии. Основные регионы потребления цемента также находятся преимущественно в Западной Сибири.

Из-за большой доли транспортных издержек в цене цемента (а они таковы, что возить его на расстояния свыше 600 км уже накладно для потребителя) производители вынуждены создавать собственные транспортные компании. Так, в прошлом году на «Искитимцементе» закупили 100 вагонов. В этом году планируют увеличить парк еще на 200, чтобы не зависеть от извечной нехватки подвижного состава на РЖД. А холдинг «Сибирский цемент» владеет единственной в России собственной специализированной транспортной компанией «КузбассТрансЦемент».

«В целом российский цементный рынок (как и строительный сектор в целом) перегрет, в том числе ожиданиями вала бюджетных инвестиций в инфраструктурные проекты, — отмечает заместитель генерального директора ЗАО «АКГ «РБС» (московская аудиторско-консалтинговая группа) Евгений Коновалов. — В условиях дефицита мощностей по производству российского цемента и высокого уровня транспортных издержек в цене импортного, и происходит быстрый рост его стоимости».

Еще раз о дефиците

Если говорить о дефиците, то, несмотря на его отсутствие в Сибири в годовом выражении, он наблюдается на рынке в определенные периоды.

Дело в том, что производство цемента — это непрерывный круглосуточный процесс, с остановкой линий на замену оборудования, обслуживание и ремонт. Фактически цементные заводы могут работать круглогодично с равной загрузкой мощностей, то есть с коэффициентом сезонности, равным единице. В то же время потребление имеет выраженную сезонность. «Как правило, летом, когда строительство ведется ударными темпами, цемента потребляется в два раза больше, чем зимой, — утверждает управляющий директор ООО «ЗапСибЦемент» Сергей Сусляков. — По разным регионам этот коэффициент может быть существенно выше. Что делают производители? Следуя за потребностями рынка, стараются сгладить этот коэффициент сезонности, иначе им не угнаться за летним спросом. Поэтому цементный завод никогда не работает на полную мощность, он загружен процентов на 80 зимой, а летом увеличивает выпуск до 100%. Производство ограничивает и тот факт, что цемент сохраняет свои свойства в течение 2 месяцев. Долго его хранить нельзя, он теряет активность, поэтому производить цемент про запас проблематично. Кроме того, хранить его необходимо в специальных складах — силосах, которые дорого строить и обслуживать».

В отличие от самого цемента, полуфабрикат для его производства — клинкер — может храниться навалом под открытым небом. Он не теряет своих свойств, поэтому зимой цементные заводы накапливают полуфабрикат, чтобы летом его размолоть и выработать цемент. Помимо этого, производители стараются создавать запасы и у своих потребителей — у каждого, если говорить о крупных строительных фирмах, есть складские мощности, собственное силосное хозяйство. Оно вполне способно принимать на хранение по 1–2 тыс. т. Объем, конечно, несопоставимый с возможностью цементных предприятий — 30–40 тыс. т — но большое число таких клиентов позволяет производителю серьезно увеличивать складские мощности, что также ведет к сглаживанию сезонности. Это означает, что летом завод может вполне закрыть возросший спрос.

Ясно, что в складские запасы должны вкладывать средства либо клиенты, либо производители, это, по сути, замороженные деньги, отвлеченные из оборота предприятий. «Но делать это нужно как производителям, так и потребителям, — уверен Сергей Сусляков. — В регионах с большими темпами строительства такое взаимное движение есть, строители научились строить при температуре –20...–25, заводы ЖБИ работают на склад. В регионах Новосибирской, Кемеровской, Омской областей и Красноярского края коэффициент сезонности уже около 1,5. Например, в Новосибирске больше возводится жилья монолитным способом, приезжает миксер на строительную площадку и готовый бетон используется при возведении дома. Если это панельное или блочное строительство, панель или блоки делаются на заводе ЖБИ, потом уже из них строят дом. Делать ЖБИ возможно и зимой. Регионы менее прогрессивные показывают грустную динамику. В Хакасии, Иркутской области, Бурятии коэффициент сезонности доходит до 3».

Зимой же объем производства превышает спрос. Каким образом справляются с этим цементники? Ясно, что предприятия не могут простаивать зимой, иначе существенно возрастут общие затраты на выпуск одной тонны — за счет снижения эффекта масштаба производства. Цемент приходится вывозить в другие страны — в 2007 году это был Казахстан — и регионы по ту сторону Урала, где активно идет строительство.

Сегодня транспортировка, несмотря на высокие издержки, ведется из Сибири даже в Москву — там неограниченный спрос, цемент готовы покупать по любой цене. Есть цемент, который отсюда везется летом на Урал, а зимой привозится оттуда, например, в Омскую область.

Цемент грядущего

Все регионы Сибирского федерального округа демонстрируют сегодня увеличение объемов ввода жилья и коммерческой недвижимости. Тем не менее, темпы роста строительства в СФО все еще серьезно отстают от европейской части страны. На одного человека в год в Сибири вводится, по разным оценкам, около 0,28 кв. м жилья. В целом по России этот показатель равен 0,44 кв. м, а вообще перед строительным комплексом федеральными властями ставится цель достичь уровня 0,6–1,0 кв. м на человека в год. Так что темпы будут только расти. И в не очень отдаленном будущем Сибирь неминуемо ожидает дефицит цемента, если в строй здесь не будут вводиться новые мощности. Без этого любые перетоки цемента из других регионов не смогут покрыть растущий спрос в Сибири, который с каждым годом подогревается, в том числе реализацией нацпроекта «Доступное и комфортное жилье — гражданам России».

«Возможно, в СФО сейчас существует баланс спроса и предложения. Но сибирский сегмент не изолирован: дефицит в целом по России существует, поэтому неизбежны межрегиональные перетоки (в центральный регион, в ДФО), а при отсутствии резерва мощностей это повлечет дефицит на региональном сибирском рынке. Кроме того, рост объемов строительства в ближайшее время нарушит баланс и на рынке Сибири, — говорит Евгений Коновалов. — Регуляторы данного сектора (государство) должны дать четкие сигналы к его развитию. Нужно строить производственные мощности, поддерживать на федеральном уровне инвестиционные проекты в этой сфере. Объявленных проектов действительно много. Будут ли они реализованы? Препятствиями могут быть недостаток квалифицированных кадров, экологические ограничения и многое другое».

Сегодня в СФО, как и в России в целом, заявлены и реализуются несколько проектов по увеличению существующих мощностей для производства цемента и созданию новых. На Топкинском цементном заводе (Кемеровская область) на осень 2008 года намечен запуск пятой печи, мощность предприятия увеличится на 0,7 млн т в год. Красноярский цементный завод — строительство линии «сухого» способа производства цемента дополнительной мощностью 1,3 млн т, ввод в эксплуатацию намечен на конец 2009 года. Яшкинский цементный завод (Кемеровская область) строит компания «Сибирский цемент», предполагаемая мощность — 2,6 млн т. Строительство запланировано на 2008–2011 гг., оно будет осуществляться в рамках национальной программы, под патронажем администрации Кемеровской области.

Учуленский цементный завод близ поселка Темиртау в Таштагольском районе (Кемеровская область) мощностью 1 млн т намерена построить Сибирская горно-металлургическая компания (Новокузнецк). Окончание строительства предполагается в 2010 году. На «Искитимцементе» (Новосибирская область) объявлено о начале строительства новой технологической линии «сухого» способа, дополнительная мощность составит 1,3 млн т. Ввод в эксплуатацию запланирован на 2010 год. Алтайский цеметный завод — строительство новой линии полусухого способа производства, дополнительная мощность — 0,7 млн т, реализация проекта — в 2009 году. На Ачинском цементном заводе (Красноярский край) намечено окончательное восстановление, дополнительная мощность составит 1,6 млн т, реализация проекта — 2010–2012 годы.

Таким образом, к 2012 году, когда будут завершены все указанные проекты, общие производственные мощности цементных заводов в СФО могут достичь 18 млн т в год, что составит около 920 кг на душу населения. Очевидно, что такой высокий уровень потребления цемента вряд ли будет достигнут в ближайшее десятилетие. Поэтому следует прогнозировать значительный объем вывоза цемента за пределы региона.

«У большинства компаний, заявивших о строительстве собственных мощностей, есть некоторый недостаток понимания того, каких усилий и вложений это потребует, — скептически оценивает ситуацию Евгений Кожевников. — Мы сейчас столкнулись с пуском собственного завода у себя на территории — а у нас и кадры есть, и опыт, — но все равно запуститься тяжело. Думаю, часть инвесторов вообще не понимает, что собирается делать. Одно дело — заявить о планах, другое — оценить масштабы инвестиций. Ведь банки сегодня не готовы давать кредиты под такие проекты».

Тем не менее, даже если не всем планам модернизации суждено сбыться в полной мере, прогноз о скором насыщении сибирского рынка собственным цементом вполне реален. Это сделает жесткой конкуренцию на рынке, что даже при разогретом спросе на жилье даст стимул производителям снижать издержки и цены на продукцию. Еще более убеждают в этом и планы развития цементных мощностей в европейской части страны и соседних государствах. Как только эти проекты будут введены в строй, цена на цемент упадет, и его станет невыгодно транспортировать из Сибири. Изолированный в своем анклаве, сибирский цементный рынок будет опираться на собственные производство и потребление.

http://www.expert.ru/

www.allbeton.ru

«Нормальный бизнес не построить на поддержке правительства» – ВЕДОМОСТИ

Гендиректор «LafargeHolcim Россия» Гильермо Бруско

Евгений Разумный / Ведомости

Слияние крупнейших мировых производителей цемента – швейцарской Holcim и французской Lafarge – завершилось в 2015 г. В сделку вошли и активы в России – цементные заводы и карьеры по добыче нерудных материалов. Из-за экономического кризиса в России и падения спроса на цемент LafargeHolcim решила законсервировать завод в Воскресенске, что позволило больше загрузить два оставшихся, рассказал в интервью «Ведомостям» гендиректор «LafargeHolcim Россия» Гильермо Бруско. Избавляться от воскресенского завода и других российских активов компания не собирается, ожидая восстановления спроса.

– В прошлом году потребление цемента в России упало более чем на 11%. В этом году ожидали роста, но по итогам в январе – сентябре сокращение на 2%, по оценке СМПРО. С чем это связано, как думаете?

– В этом году мы наблюдаем восстановление экономики, но строительная отрасль реагирует медленнее: необходимо время для подготовки того или иного проекта, принятия решения. В зависимости от проекта этот процесс занимает от шести месяцев до года. Еще одна причина текущей ситуации на рынке цемента – низкая доступность кредитов из-за высоких процентных ставок. В этом году также наблюдался негативный эффект от погодных условий. Из-за дождливого сезона не все проекты были реализованы. В целом по году в июле и августе наблюдался некоторый спад, а в сентябре и октябре – повышение спроса.

– Какую долю на рынке вы занимаете?

– Если учитывать весь произведенный и проданный цемент в России, то, по нашей приблизительной оценке, около 8%. В разных регионах доли рынка отличаются. В Центральном федеральном округе, например, около 20%. В некоторых других регионах мы выше этого показателя, где-то ниже.

– С кем вы конкурируете в России?

– По объему, конечно, с «Евроцемент груп». Если сравнивать по другим показателям (цене, выручке), то у нас довольно серьезные конкуренты в России. Это компании, которые хорошо знают свое дело, но те или иные проблемы есть у всех. Кто-то старается сохранить производство и снижает стоимость. Порой производители довольно агрессивно демпингуют, желая сохранить прежний уровень. Это вносит напряжение во всю индустрию в целом.

– Вы не гонитесь за объемами?

– Мы компания, которая потеряла в кризис большую долю на рынке и объемы. Поэтому мы не обращаем внимания на объемы, так как в определенный момент важнее сфокусироваться на прибыльности продаваемой продукции. Если вы теряете прибыль, наращивая производство, то это уже очень рискованно. Слишком рискованно, так как вы не знаете, сколько времени еще будете терять деньги. Стратегия LafargeHolcim заключается в том, чтобы поддерживать определенный уровень прибыльности и наращивать пул лояльных клиентов, которые заинтересованы в нашей продукции и услугах. Даже при сокращении объемов производства мы продолжим сотрудничество с этими клиентами. Мы не боремся за любую возможность продажи. Это помогает сократить убытки.

– Ваш бизнес в России сейчас приносит прибыль?

– У нас позитивный показатель EBITDA. Но пока он не настолько привлекателен, чтобы вернуть все сделанные инвестиции.

– Сколько вы уже инвестировали в российские проекты? Довольны ли этими вложениями?

– С 2011 г. мы усиленно проводим модернизацию наших производственных мощностей. Суммарно вложили около 1,3 млрд евро. С одной стороны, мы очень довольны. Мы гордимся тем, что владеем самыми современными производственными площадками в цементной индустрии России. Три действующих завода LafargeHolcim (в Московской, Калужской и Саратовской областях) оснащены новейшим оборудованием. В августе мы открыли модернизированную линию в Вольске. Современное производство позволяет быть гибкими в ассортименте, портфеле продукции; помогает поддерживать качество, обеспечивает стабильные экологические показатели. Наши клиенты довольны. Но есть одно «но». Мы инвестировали в производство до ослабления рубля в 2014 г., а затем произошел спад цементного рынка примерно на 25%. Поэтому с финансовой точки зрения мы пока не вполне довольны результатами.

– Намного ли сдвигаются сроки окупаемости ваших проектов в России?

– Конечно, с учетом всего вышесказанного сроки окупаемости проектов увеличиваются. Средства для финансирования этих проектов частично кредитные, частично взяты из текущего бизнеса. Представьте, что у вас есть план, а потом объемы или спрос на рынке начинают падать, цены снижаются из-за ослабления национальной валюты. Вам нужно пересматривать ваш финансовый план, рефинансировать кредиты или продлевать периоды финансирования... Мы принимаем ряд мер, для того чтобы приблизиться к ожидаемым срокам окупаемости: сокращаем расходы, придерживаемся финансовой дисциплины. За последние 10–11 месяцев выросли цены на продукцию. В ближайшие 2–3 года мы ожидаем повышения спроса, а также восстановления уровня цен.

– Как повлияло на российский бизнес объединение Lafarge и Holcim, какая получилась синергия? И какие активы оказались ненужными в России, от которых пришлось избавиться?

– Когда происходит подобное слияние (что случается не часто), вы можете взять самое лучшее и самое сильное. Так произошло и с LafargeHolcim. Мы оптимизировали расходы, улучшили маркетинг, сейчас улучшаем логистику, настраиваем все остальные процессы.

Что касается активов. Если сравнивать спрос на цемент до кризиса, то сегодня он меньше, как я уже говорил, примерно на 25%. Общее потребление цемента в России до кризиса 2014 г. достигало 72 млн т, сейчас – на уровне 54 млн т. Когда у вас внезапно падает спрос, то вместо того, чтобы эксплуатировать все заводы, скажем, на мощности 50%, вы говорите: «Ладно, я закрою завод, который приносит самые высокие расходы». Так поступили и мы, законсервировав завод в Воскресенске и повысив тем самым загрузку рентабельных заводов. В процессе объединения мы сохранили все активы, ничего не продали и не собираемся продавать.

– Из-за кризиса и слияния сильно сократили штат?

– Да, произошло достаточно существенное сокращение. Кроме консервации завода в Воскресенске, мы приостановили работы на одном из карьеров – «Новаком неруд». Общее количество персонала, которое мы сократили, составило примерно 300 человек. Административный отдел мы сформировали, соответственно, из отделов двух компаний. Количество менеджеров при этом снизилось более чем на 100 человек.

– Для вас это много или мало? Сколько всего у вас сейчас сотрудников в России?

– Около 2000.

– Насколько загружены ваши российские заводы?

– Если мы исключим из расчетов Воскресенский цементный завод, эффективное использование мощностей на данный момент составляет примерно 65–70%.

– А какое оптимальное значение для вашего бизнеса?

– Оптимально примерно от 85% и выше.

– Когда планируете выйти на этот показатель? И когда хотите расконсервировать завод в Воскресенске?

– Текущее планирование расписано на ближайшие три года. По официальным данным, экономика [России] может вырасти в среднем на 2–3% за этот период, а спрос на цемент – увеличиться примерно на 5%, если строительная отрасль начнет развиваться быстрее. Но даже в этом случае вряд ли нам удастся достичь использования мощностей на 85% в ближайшие три года. Тем не менее мы не исключаем сценарии, когда строительная отрасль будет развиваться более стремительно. И это логично приводит к вопросу о Воскресенске. Сейчас мы содержим этот завод в таком состоянии, чтобы он был готов начать выпуск продукции в случае рыночного роста. У нас нет определенной даты, потому что изменения в России происходят быстро и неожиданно, нужно всегда держать руку на пульсе.

– Санкции США и Евросоюза против России сказались на вашей работе?

– Санкции не оказали прямого влияния на наш бизнес, только косвенное. Санкции коснулись некоторых российских банков, и теперь они ограничены в получении кредитов [на глобальном рынке]. Это, в свою очередь, приводит к снижению в стране финансирования. А для инфраструктурных проектов, проектов строительства жилья и коммерческой недвижимости финансирование играет важную роль. В итоге сокращается число новых девелоперских проектов застройки, меняется общий спрос на цемент. Мы это ощущаем. Но в санкциях есть и некоторые позитивные моменты. Они могут ускорить импортозамещение, сфокусировать на развитии внутренней экономики и сформировать дополнительный спрос на строительные материалы.

– За время действия санкций у вас сократилось количество клиентов в России?

– Портфель клиентов, который обеспечивает стабильность нашему бизнесу, сохранился, и мы прилагаем очень много сил, для того чтобы он оставался таковым. Мы работаем с основными девелоперами в Центральном регионе и Поволжье. Кроме того, сотрудничаем с компаниями, которые специализируются на производстве и продаже строительных материалов (сухих смесей, газобетона).

Но сокращение количества запланированных проектов логично привело к тому, что у девелоперов стало меньше клиентов. Соответственно, мы ощутили некоторое снижение спроса в этом сегменте.

– А как распределены доли этих клиентов в ваших общих поставках?

– Примерно 50% продукции мы поставляем компаниям по производству и продаже строительных материалов, около 30% – в строительный сегмент, здесь и девелоперы, и инфраструктурные проекты; остальные 20% составляют розничные каналы дистрибуции. Но это ориентировочная оценка.

– Структура эта за год изменилась или остается стабильной?

– Она довольно подвижная. Ранее в России росла наша доля в поставках производителям готового бетона. Теперь увеличивается доля поставок в инфраструктурные проекты. Эта тенденция, по нашему прогнозу, сохранится в ближайшие годы. И возможно, мы будем продавать больше цемента напрямую строительным компаниям, реализующим такие проекты. У нас есть также нишевые товары. Например, тампонажный цемент, используемый в нефтегазовой отрасли.

– Кстати, в этом сегменте есть у вас клиенты или проекты, которые попали под санкции?

– В этой сфере есть некоторые проекты, которые попали под санкции, но, к счастью, не те, в которых мы являемся поставщиками.

– Вы сказали, что проводили оптимизацию расходов. Изменился ли при этом ваш продуктовый микс? Например, начали больше выпускать высокодоходных продуктов, заходить в сегменты, в которых раньше не присутствовали. Может быть, начали развивать экспорт?

– Мы не фокусируемся на продуктах как таковых. Наши приоритеты – это проекты и потребности клиентов. Наш портфель продукции смещается в сторону специальных, для особых проектов, а не массовых типов цемента. Мы можем стабильно обеспечивать высокий уровень качества, адаптировать свои продукты к определенным требованиям.

Гильермо Бруско

Гендиректор компании «LafargeHolcim Россия»

  • Родился в 1964 г. в Аргентине. Окончил Национальный университет Кордовы в Аргентине (специальность «гражданское строительство») и Гарвардскую школу бизнеса. Получил степень MBA в Университете Борнмута (Великобритания)

  • 1998

    Начал работу в Holcim. До этого прошел путь от инженера в компании Brusco & Lascano (Аргентина) до руководителя департамента проектов и тендеров в Corviam, S. A. (Испания)

  • 2003

    Директор цементного завода в мексиканском Рамос-Ариспе

  • 2009

    Вице-президент по производственной деятельности Holcim в Аргентине

  • 2014

    Стал гендиректором Holcim в России

  • 2015

    Назначен на должность гендиректора компании «LafargeHolcim Россия»

Что касается экспорта... Мы поставляем из России незначительный объем тампонажного цемента, который используется в нефтегазовой отрасли, – в Азербайджан и Казахстан. В общих продажах на экспорт приходится около 1%. Расширять число стран не планируем. Мы расположены далеко от границ, поэтому экспорт для нас связан с высокими расходами на логистику, и мы не видим в этом смысла. И кроме того, LafargeHolcim, как крупнейший мировой производитель, уже ведет деятельность в тех странах, куда мы могли бы дополнительно экспортировать продукцию [из России].

– Просите ли российские власти субсидировать часть расходов при транспортировке цемента, поставляемого на экспорт? Так уже делается в автопроме, например.

– Мы не получаем и не просим никакой особой поддержки от правительства. На наш бизнес, конечно, влияют логистические тарифы, которые продолжают расти. Наши клиенты тоже спрашивают об этом, потому что в конечном итоге повышение тарифов сказывается на стоимости цемента. Но мы понимаем, что повышение тарифов на логистику, особенно дорожных тарифов, необходимо для накопления фондов, обслуживания и ремонта дорожной инфраструктуры. Поэтому было бы странно просить государство уменьшить тарифы, если мы хотим видеть позитивные изменения в транспортной сети России.

– Субсидируя часть логистических расходов, государство стимулирует развитие экспорта, помогает увеличить загрузку российских заводов. Как считаете, есть ли смысл такую же схему применять и для цементной отрасли в целом?

– Экспортировать цемент для страны экономически нецелесообразно. Представим, что Россия заинтересована в развитии торговых отношений с другими странами для поддержания активного торгового баланса. Но, грубо говоря, экспортируя одну тонну машин, вы зарабатываете $10 000, а одну тонну цемента – всего $100. Поэтому если мне нужно для увеличения экспорта сделать существенные вложения в инфраструктуру, то я не буду заинтересован делать их для продукции с прибыльностью в $100.

– В 2018 г. в России пройдет чемпионат мира по футболу. Вы воспользовались возможностью поучаствовать в строительстве стадионов?

– Конечно. Наш цемент был использован на многих строительных и инфраструктурных объектах, например в «Лужниках», стадионе «Спартак» и при строительстве стадионов в Самаре, Екатеринбурге, Казани, Волгограде. Для возведения стадионов в Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде применены наши нерудные материалы – щебень.

– Прибавка от заказов для этих объектов была ощутимой для вашего бизнеса?

– Нет, она была незначительной.

– Тогда, быть может, использование вашего цемента в стройке для чемпионата помогло с точки зрения имиджа?

LafargeHolcim

Производитель цементаАкционеры (данные компании на 31 декабря 2016 г., голосующая доля): Томас Шмидхейни (11,4%), семья Демаре (9,4%), Нассеф Савирис (4,8%), Black Rock (3,02%), Dodge & Cox (3%), Harris Associates Investments Trust (2,9%).Капитализация – $32,8 млрд.Финансовые показатели (9 месяцев 2017 г.):выручка – $19,7 млрд,чистая прибыль – $1,6 млрд.Продажи (девять месяцев 2017 г.): цемента – 155,8 млн т, нерудных материалов – 208,1 млн т, бетона – 37,7 млн куб. м.

– Ничего выдающегося в цементе, который использовался в этих стадионах, нет. (Улыбается.) Я не могу сказать: смотрите, мы сделали нечто особенное, потому что у нас особенный цемент. Это наша стандартная продукция. Но, в принципе, у нас есть интересные решения, разработанные нашей лабораторией в Лионе. Например, Ductal – тонкодисперсный бетон с ультравысокими эксплуатационными свойствами, из которого можно делать очень тонкие и сверхпрочные конструкции. Вы можете утверждать, что ваш цемент «особенный», только в тех случаях, когда он может обеспечить определенную форму или структуру для объекта. Например, для России это пока не очень привычно, но во многих странах мира при строительстве дорог цемент (и гидравлические вяжущие на его основе) используют для стабилизации грунта.

– С весны 2016 г. весь поступающий на российский рынок цемент сертифицируется. У вас есть с этим сложности? ФАС настаивает на изменении условий сертификации, считая, что условия для иностранцев отличаются. Вы это поддерживаете?

– Сертификация всегда была, но в 2016 г. она стала обязательной. Для страны это безусловно позитивная мера, потому что на российском рынке цемента были (и, может быть, частично остаются) проблемы контрафакта. Но в первоначальной редакции ГОСТа прописан несколько отличающийся порядок сертификации для российских производителей и поставщиков из-за рубежа. Мы являемся российским производителем, сложностей с сертификацией у нас нет. Но мы поддерживаем мнение ФАС, которая считает, что необходимо создавать равные условия для всех участников рынка.

– А почему обязательная сертификация не смогла убрать весь контрафакт?

– Власти получили дополнительный инструмент контроля за ситуацией на рынке. Тем не менее на рынке остаются небольшие упаковщики, перекупщики, которые активизируются в строительный сезон.

– Сколько еще вы готовы инвестировать в развитие бизнеса в России?

– В среднем на ближайшие три года мы запланировали инвестировать 15 млн евро. Но не для того, чтобы наращивать объемы, а чтобы оптимизировать производство, затраты, качество, экологические показатели.

– В долгосрочной перспективе планируете строительство новых предприятий – например, в регионах, где вы сейчас не присутствуете?

– Сейчас у нас нет таких планов. Но мы следим за спросом и анализируем планы государства, заинтересованного в развитии удаленных территорий... В любом случае если в итоге мы решим создать новое производство – это может произойти не скоро.

– Филарет Гальчев, контролирующий «Евроцемент груп», раньше был акционером LafargeHolcim. У вас есть совместные проекты в России?

– Из прессы я знаю, что в какой-то момент Филарет Гальчев был одним из акционеров LafargeHolcim. С «Евроцементом» мы конкурируем, и у нас нет совместных проектов. Но с этой компанией мы входим в ассоциацию «Союзцемент». Она помогает нам совместно решать проблемы отрасли, клиентов и переадресовывать их государству.

– Судя по вашим ответам, вы не особо много просите у правительства.

– Это потому, что я, мы в компании так понимаем бизнес. Нормальный бизнес не построить на поддержке правительства. Основные разговоры и те вопросы, которые мы обсуждаем с властями, – это устранение барьеров, которые мешают ведению бизнеса. Мы работаем с органами власти по конкретным проектам. Например, бетонные дороги. С точки зрения погодных условий в России они могли бы составить достойную альтернативу асфальтобетонным дорогам. На первоначальном этапе инвестиции сопоставимы, но если мы говорим о жизненном цикле, содержании бетонных дорог, то они несравнимо более экономически эффективны, чем асфальтобетонные. На уровне государства есть понимание того, что такие дороги нужны. Это отражено в стратегии развития строительных материалов. Теперь нужно принять конкретные меры, чтобы процесс запустился. Это прежде всего касается введения новых стандартов для строительства этих дорог... Мы сейчас находимся в диалоге с государством по этим вопросам.

www.vedomosti.ru

«Спрос на цемент восстановится не раньше 2017–2018 годов»

Для производителей строительных материалов прошедший 2015 год оказался непростым: в условиях экономического спада предприятия столкнулись с серьезным сокращением спроса на свою продукцию.

Первый вице-президент ОАО «ХК «Сибцем» Геннадий Рассказов

По подсчетам аналитиков холдинговой компании «Сибирский цемент», в 2015 году потребление цемента в СФО составило всего 6,1 млн тонн, в то время как в 2014-м оно достигло 7,3 млн. Рынок впервые за шесть лет показал отрицательную динамику, «ушел в минус» сразу на 16,5%. Причем, если в Западной Сибири спрос за год стал меньше на 10–15%, то в регионах Восточной Сибири, например, в Бурятии или Иркутской области, емкость рынка сократилась более чем на четверть. О ситуации, сложившейся на цементном рынке Сибири к началу 2016 года, планах и ожиданиях его игроков журналу «Эксперт-Сибирь» рассказал первый вице-президент ОАО «ХК «Сибцем» Геннадий Рассказов.

«Мы упали не так сильно»

— Геннадий Константинович, с какими показателями завершил год «Сибирский цемент»?

— Падение спроса заставило предприятия компании — Топкинский, Красноярский и Тимлюйский цементные заводы — сократить объемы производства. Всего с января по декабрь холдинг выпустил около 3,8 миллиона тонн цемента — на 11,5 процента меньше, чем в 2014-м. Пока мы упали не так сильно, как рынок СФО. Отчасти сгладить негативные тенденции удалось за счет экспорта: курс тенге по отношению к рублю позволял по приемлемым ценам вывозить цемент в Казахстан. В итоге Топкинский завод в 2015-м увеличил объемы экспорта почти на 100 тысяч тонн, отгрузив в соседнее государство 227 тысяч тонн. Но в 2016-м поддержки со стороны экспортного направления ждать не стоит — курс тенге вернулся к прежним значениям. Учитывая это, ожидаем дальнейшего сокращения объемов отгрузок с заводов холдинга — в текущем году данный показатель снизится примерно на 13 процентов.

— В условиях падающего спроса обостряется конкурентная борьба. «Сибцему» удается удерживать клиентов?

— Действительно, конкуренция становится более напряженной. В последнее время в СФО активно запускались цементные производства: в конце 2010-го общая мощность сибирских заводов оценивалась в 11,9 миллиона тонн цемента в год, сейчас этот показатель равен 13,1 миллиона. Свою продукцию к нам поставляют и предприятия соседних регионов.

Но «Сибирский цемент» не сдает позиций. С момента основания холдинг, которому в августе прошлого года исполнилось 11 лет, обеспечивает стабильно высокое качество выпускаемых строительных материалов. На заводах компании функционируют лаборатории, их специалисты определяют химический состав сырья, поступающего для изготовления цемента, проверяют качество материалов на каждом этапе производства, проводят испытания готовой продукции. Эти подразделения оснащены современным оборудованием, позволяющим выполнять широкий спектр исследований по европейским стандартам, причем данная техника постоянно обновляется.

— Что предлагаете строителям? Кто покупает продукцию компании?

— В ассортименте холдинга 10 видов общестроительных цементов и 13 видов специальных. Большую часть продукции «потребляет» сектор жилищного строительства, но мы активно участвуем и в реализации проектов по возведению промышленных предприятий, объектов транспортной инфраструктуры. В разное время гидротехнические цементы компании отгружались для строительства Богучанской ГЭС, четвертого моста через Енисей в Красноярске, Красногорского водоподъемного узла в Омской области, третьего моста через Обь в Новосибирске. Поставляли продукцию и для возведения Богучанского алюминиевого завода, Северного обхода Новосибирска, взлетно-посадочных полос сибирских аэропортов.

Сейчас наши стройматериалы применяют для возведения магистрального нефтепровода «Куюмба–Тайшет» в Восточной Сибири, комплекса по производству полипропилена «Тобольск-Полимер», завода по выпуску сжиженного природного газа на ресурсной базе Южно-Тамбейского месторождения, трубопровода «Заполярье–Пурпе», всесезонного аквапарка в Новосибирске и других объектов. Тампонажные цементы, предназначенные для цементирования нефтяных и газовых скважин, покупают компании «Лукойл», «Роснефть», «Газпромнефть» и прочие организации, осваивающие крупные месторождения.

«Цемент на палетах»

— Круг потребителей продукции «Сибцема» достаточно широк. С какой категорией клиентов сотрудничать легче?

— Так вопрос не формулируем в принципе! С 2006 года в структуре холдинга ведет работу единая сбытовая компания «ЗапСибЦемент», основная задача которой — создать комфортные условия для любого клиента, каждому потребителю предложить удобную схему реализации. Частное лицо может приехать на завод и приобрести всего один мешок цемента, заплатив за него наличными, в то время как крупные строительные компании закупают у нас цемент оптовыми партиями. При этом менеджеры «ЗапСиб­Цемента» контролируют ситуацию с отгрузками на каждом активе «Сибцема». И если один завод сталкивается, скажем, с логистическими трудностями, у нас есть возможность отгрузить цемент с другого предприятия холдинга. Таким образом, партнеры в любом случае получат стройматериалы вовремя.

Выстраивая обратную связь с потребителями, получаем возможность узнать об их запросах и предпочтениях. Это помогает своевременно обновлять ассортимент, совершенствовать процессы тарирования и упаковки так, чтобы покупателям было удобнее.

— Например?

— В конце прошлого года Топкинский завод отгрузил первые партии палетированного цемента. Ранее продукцию в такой упаковке продавал «Красцем», но анализ рынка показал: цемент на палетах будет востребован и в регионах сбыта кузбасского предприятия.

В октябре 2015-го цех «Готовая продукция» Топкинского завода был оснащен полуавтоматическим палетообмотчиком PKG SAVING MACHINE MPS — мобильной машиной, предназначенной для упаковки мешков с цементом, расположенных на европалетах, в стретч-пленку. В ноябре продукция поступила в продажу. Одно­временно предприятие освоило технологию фасовки цемента в мешки по 25 килограммов.

Всего в ноябре–декабре 2015-го Топкинским заводом реализовано 126 тонн палетированного цемента в мешках по 50 килограммов и 64,5 тонны стройматериала, фасованного в мешки по 25 килограммов. В прошлом году эта продукция отгружалась только автотранспортом, но уже в январе 2016-го партия 25-килограммовых мешков цемента общим весом 67 тонн была направлена покупателю железной дорогой.

— Кстати, об автомобилях и железной дороге. Чем обусловлен выбор того или иного способа транспортировки цемента?

— Автодоставка выгодна, когда речь идет об отгрузках на «короткое плечо» — до 300–400 километров. В этом случае можно говорить о таких преимуществах, как скорость, оперативность погрузочного процесса, гибкость в формировании объемов отгружаемой продукции. Все это уже оценили потребители — услуга по автодоставке цемента становится популярнее, и «Сибцем» активно развивает данный сервис. Сейчас в парке компании 24 собственных автоцементовоза.

Свои плюсы есть и у железнодорожного транспорта. Прежде всего, не стоит забывать о сравнительно низких тарифах при перевозке грузов на дальние расстояния, о возможности доставлять продукцию в районы, с которыми нет автомобильного сообщения либо оно затруднено. Кроме того, по железной дороге мы можем перевозить большие партии стройматериалов, обеспечивая их сохранность вне зависимости от погодных условий.

За транспортировку продукции холдинга железнодорожным транспортом отвечает компания «КузбассТрансЦемент». В парке ее подвижного состава 1 247 полувагонов и 1 770 хоппер-цементовозов. «КузбассТрансЦемент» «покрывает» около 65–70 процентов всех перевозок «Сибцема», что позволяет обеспечивать стратегическую независимость сбытовой деятельности, избегать негативного влияния многих внешних факторов (таких, как цена транспортных услуг, наличие или отсутствие подвижного состава), максимально эффективно использовать инфраструктуру подъездных путей и станций.

— Вы упомянули про палетообмотчик, приобретенный для «Топкинского цемента». А на других заводах техника обновляется?

— Несмотря на спад производства, «Сибцем» продолжает модернизацию предприятий. В частности, в прошлом году на «Красцеме» модернизировано оборудование цеха «Готовая продукция». На упаковочной машине HAVER & BOECKER, осуществляющей фасовку цемента в мешки, смонтированы тензометрические датчики. Теперь вес каждого мешка строго соответствует заданному показателю. Также в «Готовой продукции» установлен охладитель цемента.

«ТимлюйЦемент» активно осваивает юго-западный фланг Таракановского месторождения известняков. В рамках проекта в 2013–2014 годах расширен парк специальной техники завода, в 2015-м введен в эксплуатацию новый стояночный бокс для карьерной техники.

«Многое зависит от политики»

— Руководители «Сибцема» не раз заявляли о том, что холдинг постоянно повышает уровень экологической безопасности производств. Что сделано в этом направлении за прошедший год?

— В 2015-м утвержден документ, регламентирующий основные направления экологической политики холдинга. Это стало важным шагом на пути совершенствования системы экологического менеджмента предприятий.

Если говорить о конкретных мероприятиях, самые масштабные проводятся на «Красноярском цементе». В 2015 году в цехе «Обжиг» на месте пересыпки клинкера с транспортеров 9–10 на транспортеры 11–12 установлен новый фильтр КФЕ-100. После ввода оборудования в эксплуатацию количество неорганической пыли, поступающей в атмосферу, сократилось на 94,6 процента. В отделении первичного дробления цеха «Горный» смонтирован фильтр КФЕ-150, что помогло снизить количество неорганической пыли в два раза.

С 2014 года «Красцем» ведет реконструкцию системы очистки избыточного воздуха холодильника «Волга-35» печного агрегата № 5 цеха «Обжиг». Работы на этом объекте закончатся в 2016-м, ожидаемый эффект — снижение выбросов пыли от холодильника на 93 процента. Также на 2016 год запланирована реконструкция системы очистки аспирационного воздуха на молотковой дробилке в «Горном». Завершив реализацию проектов 2015 и 2016 годов, предприятие добьется снижения валовых выбросов на 9,4 процента.

На Топкинском заводе в 2015 году отремонтированы аспирационные установки, проведена плановая замена фильтрующих материалов рукавных фильтров. В результате количество выбросов загрязняющих веществ уменьшено на 22 процента. На «ТимлюйЦементе» тоже проводятся мероприятия экологической направленности, в 2015-м на заводе отремонтирован газоход на вращающейся печи № 1, на всех цементных мельницах заменены фильтрующие элементы газоочистного оборудования.

— В 2016-м «Сибцем» ожидает дальнейшего снижения объемов продаж. Когда же рынок восстановится?

— В текущем году емкость цементного рынка СФО сократится до 5,4–5,6 миллиона тонн. Делать прогнозы на более длительный срок сложно — многое зависит от политики государства в отношении бюджетного финансирования жилищного и инфраструктурного строительства, доступности кредитных ресурсов, динамики и стабильности доходов населения и других факторов.

Вряд ли спрос на цемент восстановится раньше 2017–2018 годов. Если дно экономического кризиса будет пройдено в 2016 году, объемы строительства, а следовательно, и потребления цемента, начнут расти уже в 2017-м. В противном случае — при дальнейшем падении ВВП и обесценивании руб­ля — ситуация изменится к лучшему только в 2018-м.

expertsib.ru


Смотрите также